Что если набрать кредитов и объявить себя банкротом

Что если набрать кредитов и объявить себя банкротом

А че так Можно? Набрать кредитов и объявить себя банкротом

Что если набрать кредитов и объявить себя банкротом

С 1 октября россияне получили право персонального банкротства. Идея института банкротства физических лиц возникла еще 10 лет назад на фоне роста задолженности потребительского кредитования. Многие россияне ждали закона как возможности разом избавиться от бремени долгов. Агентство БНК выяснило, как новый закон может отразиться на потребителях и банках.

С сегодняшнего дня физические лица, имеющие задолженности, могут объявить себя банкротами. Для этого необходимо соблюсти ряд условий, так, размер долга должен быть выше полумиллиона рублей «чистыми», то есть в эту сумму не входят набежавшие пени и штрафы.

Закон не станет панацеей для должников, которые захотят скинуть с себя бремя кредитов, потому что в нем существуют «подводные камни».

— Прежде чем говорить о последствиях для граждан, в отношении которых этот закон будет применяться, стоит отметить — объявить себя банкротом будет не так уж и просто. Чтобы арбитражный суд признал человека банкротом, его задолженность должна быть не менее 500 тысяч рублей, во-вторых, она должна быть просрочена больше трех месяцев. Чтобы подать соответствующее заявление, необходимо иметь подтверждающие сведения о его неплатежеспособности. При условии, что его имущество при реализации не покрывает существующий долг, — пояснил агентству БНК условия банкротства адвокат Сергей Харченко, ссылаясь на Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2014 года №476-ФЗ.

Как уточнил правозащитник, признать себя банкротами не смогут граждане, у которых есть задолженность по причиненному вреду здоровью, а также по алиментам. Такие долги россияне будут обязаны выплачивать вне зависимости от платежеспособности.

Банкротство будет не выгодно большинству должников, считает адвокат. После подачи заявления гражданина либо банка Арбитражный суд будет рассматривать, признать должника банкротом или реструктуризовать долг (обязать расплатиться с задолженностью в течение трех лет). Сама процедура схожа с банкротством юридических лиц, то есть, если суд объявит гражданина банкротом, ему назначается арбитражный управляющий, который с этого момента будет распоряжаться его собственностью и средствами. Помимо этого, в течение пяти лет должник не сможет брать кредиты, а крупные покупки необходимо будет согласовывать с финансовыми органами. Часть задолженности в любом случае выплатить придется.

— Банкротство — это не способ освободиться от кредитов. В любом случае должнику необходимо будет выплатить 30 процентов от долга. Его имущество будет продано в счет погашения задолженности, кроме личных вещей, домашних животных и единственного жилья, — заявил Харченко, уточнив, что залоговое жилье (например, ипотечное) все-таки заберут.

Таким образом, по словам юриста, желающие стать банкротом из-за долга по ипотеке проиграют вдвойне: наложат на себя массу ограничений и заберут квартиру в счет погашения задолженности. Возможно, банкротство станет немного выгоднее гражданам с валютной ипотекой, лишенным платежеспособности.

— Необходимо будет хорошо подумать, прежде чем пойти на такой шаг. Этот закон в большей степени призван избежать необратимых действий, на которые идут загнанные в угол коллекторами должники, — считает адвокат, подразумевая увеличившийся процент суицида из-за давления коллекторов. — Персональное банкротство — это крайняя мера, на которую может пойти должник, если у него действительно нет возможности оплатить задолженность. Например, он подойдет тем, у кого ипотека была взята в валюте. Тут действительно не по их вине произошел скачок курса евро, вследствие чего долг увеличился вдвойне.

Иного мнения придерживается вице-президент, директор управления по работе с проблемными активами Сбербанка Максим Дегтярев, считая, что закон выгоден и кредиторам, и добросовестным должникам.

— Банкротство – дополнительный инструмент работы с проблемными активами. Многолетняя практика взыскания задолженности юридических лиц показывает, что этот инструмент эффективнее иных способов взыскания (например, исполнительное производство). Поэтому представляется, что этот закон может помочь кредиторам. В то же время он соответствует и интересам добросовестных должников, которые по объективным обстоятельствам не могут исполнить свои обязательства, — пояснил БНК вице-президент.

По словам Дегтярева, определить процент заемщиков, которые прибегнут к процедуре банкротства, достаточно сложно. Если для кредиторов установлены объективные обстоятельства, при наличии которых они могут обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника, то для должников таких критериев нет. Они могут обратиться с заявлением о собственном банкротстве при любом размере задолженности, которую не в состоянии выплатить. Поэтому, по крайней мере на начальном этапе, количество процедур банкротства граждан будет определяться в первую очередь именно их активностью, а не действиями кредиторов.

При этом в Сбербанке отметили, что уровень возврата задолженности в значительной степени зависит от вида кредита. Если кредит имеет «твердое» обеспечение (залог автомобиля, ипотека), то уровень возврата будет сравнительно высок. Для необеспеченных кредитов он, конечно, существенно ниже. Кроме того, процедура банкротства дает дополнительные возможности взыскания долгов, в частности появляется возможность оспаривать сделки и возвращать имущество, которое должник «вывел», чтобы не погашать долги. Это также повысит уровень взыскания.

А че так Можно? Набрать кредитов и объявить себя банкротом.

Почему-то многие думают, что процедура банкротства обеспечивает списание долгов. Но это вовсе не так.

если вам дали кредиты. заранее зная что не вернете. так 2008 лопнул пузырь в пендосии. так сей час у нас.ой что будет.

у меня вышла реклама «Избавим от долгов законно. Консультация бесплатная&quot
у меня вышла реклама «Избавим от долгов законно. Консультация бесплатная&quot
у меня вышла реклама «Избавим от долгов законно. Консультация бесплатная&quot

Консультация бесплатная. А она будет представлять собой слова: «Возьмите эти бланки и заполните». Всё! все остальные действия будут платными, это раз. Второе, неужели должники не могут понят, что никто и никогда не согласится отдавать свои деньги безвозвратно? Поэтому невозможно исбавиться от долгов, не выплатив их.

Консультация бесплатная. А она будет представлять собой слова: «Возьмите эти бланки и заполните». Всё! все остальные действия будут платными, это раз. Второе, неужели должники не могут понят, что никто и никогда не согласится отдавать свои деньги безвозвратно? Поэтому невозможно исбавиться от долгов, не выплатив их.

Консультация бесплатная. А она будет представлять собой слова: «Возьмите эти бланки и заполните». Всё! все остальные действия будут платными, это раз. Второе, неужели должники не могут понят, что никто и никогда не согласится отдавать свои деньги безвозвратно? Поэтому невозможно исбавиться от долгов, не выплатив их.

Возможно. Избавиться от долгов, не выплатив их. Есть куча способов для этого, и не только банкротство. Это я вам, как юрист.

Возможно. Избавиться от долгов, не выплатив их. Есть куча способов для этого, и не только банкротство. Это я вам, как юрист.

С юристом в полемику я, конечно, вступать не буду.
Просто помню бывшую коллегу, которая «избавилась» от долгов, кредиторы притянули поручителя, которая была вынуждена погасить весь долг до копеечки. Правда потом подала в суд и всю сумму с процентами слупила со своей должницы. Вот такой круговорот должников в природе.

С юристом в полемику я, конечно, вступать не буду.
Просто помню бывшую коллегу, которая «избавилась» от долгов, кредиторы притянули поручителя, которая была вынуждена погасить весь долг до копеечки. Правда потом подала в суд и всю сумму с процентами слупила со своей должницы. Вот такой круговорот должников в природе.

да, поручителя можно привлечь и он обязан выплатить. есть такое дело. поэтому быть поручителем это не так себе, это серьезно. Но вот слупить всю сумму с должницы, если должница банкрот — и поручитель не сможет. Значит, не тем способом избавилась от долгов ваша коллега. Сами подумайте, что с банкрота взять? Уже все гос.органы признали, и суд, что у него ничего нет.

да, поручителя можно привлечь и он обязан выплатить. есть такое дело. поэтому быть поручителем это не так себе, это серьезно. Но вот слупить всю сумму с должницы, если должница банкрот — и поручитель не сможет. Значит, не тем способом избавилась от долгов ваша коллега. Сами подумайте, что с банкрота взять? Уже все гос.органы признали, и суд, что у него ничего нет.

Возможно. Избавиться от долгов, не выплатив их. Есть куча способов для этого, и не только банкротство. Это я вам, как юрист.

Есть специализированные организации, которые оказывают такие услуги. Сходите, заплатите денег, вам расскажут. Я бесплатных консультаций на форумах не оказываю, извиняйте

Есть специализированные организации, которые оказывают такие услуги. Сходите, заплатите денег, вам расскажут. Я бесплатных консультаций на форумах не оказываю, извиняйте

Возможно. Избавиться от долгов, не выплатив их. Есть куча способов для этого, и не только банкротство. Это я вам, как юрист.

Мадам, а не могли бы вы поподробнее рассказать об этих способах обогощения? Тут многие будут вам благодарны.

Закон о банкротстве физических лиц примут этой осенью

Госдума до конца 2012 года собирается узаконить процедуру банкротства для физических лиц. Претендовать на банкротство по закону сможет любой должник, который не в состоянии расплатиться со своими кредиторами, если сумма долга больше 50 тыс. руб.

Изменения вносятся в действующий ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Они распространяются на ситуации, когда выясняется, что гражданин не может своевременно расплатиться с кредиторами.

Кто может обанкротиться
С момента, когда гражданину предстояло внести очередной платеж (а он его не внес), должно пройти три месяца, его долг должен превышать 50 тыс. руб. В этом случае гражданин может подать в арбитражный суд заявление о признании себя банкротом. Причем он может сделать это, даже если проблемы еще не наступили, но он точно знает, что наступят (например, он внезапно лишился всех источников дохода или набрал столько кредитов, что не сможет расплатиться со всеми). Заявление могут подать и его кредиторы.

Для решения проблемы предлагается три способа. Первый – реструктуризация долгов. Он годится для тех случаев, когда у должника есть работа и он может погасить долги из зарплаты в рассрочку до пяти лет.

Второй способ – распродажа имущества должника. Вырученные деньги идут в счет уплаты долгов. Нельзя продавать единственное жилье гражданина и имущество, которое ему необходимо для жизни (минимальный набор бытовой техники, домашних животных, личные вещи и 25 тыс. руб.).

Третий способ – заключение мирового соглашения со списанием всех долгов. Это подходит для случаев, когда ни работы у заемщика нет (или зарплата мизерная), ни имущества для распродажи.

Должник может сам составить план реструктуризации и отслеживать ход ее выполнения, а может нанять арбитражного управляющего с зарплатой не ниже 10 тыс. руб. в месяц.

Чтобы суд согласился на реструктуризацию, гражданин должен не только иметь постоянный доход, но и соответствовать еще нескольким требованиям. У него не должно быть неснятой или непогашенной судимости за умышленные преступления в сфере экономики. Ему придется подтвердить, что в течение последних трех лет он не привлекался к административной ответственности за хищение, умышленное уничтожение или повреждение имущества, преднамеренное или фиктивное банкротство. А также – что он за последние пять лет не признавался банкротом и за последние восемь лет для него не утверждался какой-то другой план реструктуризации долгов.

Суд утверждает план реструктуризации, причем не всегда для этого нужно согласие кредиторов. Главное – чтобы было ясно, что гражданин может расплатиться со всеми, кому он должен, без распродажи имущества. Если за пять лет так и случилось, то он освобождается от всех обязательств перед кредиторами и может снова брать в долг. Ну а если человек долг вернуть не сумел, то его признают банкротом. Тут остаются изложенные выше второй и третий способы урегулирования проблемы.

Зная об изобретательности россиян, когда дело касается уклонения от уплаты долгов, законодатели предусмотрели уголовную и административную ответственность для должников-злоумышленников. Например, за неправомерные действия при банкротстве, за преднамеренное или фиктивное банкротство, непредоставление необходимой информации или указание недостоверных данных арбитражному суду.

Первое чтение законопроекта состоится в осеннюю сессию. Принять его в целом предполагается до конца года, чтобы он вступил в силу уже с 2013-го.

«Плохие» долги банки продают коллекторским агентствам. Но выручают они за это копейки. Если же будет принят новый закон, то у банков будет больше возможностей вернуть долги или хотя бы их часть.

По подсчетам Минэкономразвития, в 2013 году новой процедурой банкротства могут воспользоваться около 20 тысяч должников. Всего же заявить о своей неплатежеспособности могут примерно 204 тысяч заемщиков – именно столько сегодня невозвращенных кредитов в целом по России (4,2% от всех займов).

По данным Центробанка на начало июня, просроченная задолженность физических лиц по банковским кредитам составила 309,6 млрд руб. – с начала года долги выросли на 6,6%. Проблемная задолженность россиян по кредитам на жилье составляет примерно 44 млрд руб.

По оценке экспертов коллекторского агентства Morgan&Stout, средняя задолженность по ипотеке 560 тыс. руб.

Больше всего проблемных долгов по кредитам наличными. В Morgan&Stout подсчитали, что всего в России насчитывается 3,75 млн банковских должников, из них по кредитам наличными – 2,6 млн.

Старший юрист практики по недвижимости и инвестициям юридической компании «Качкин и Партнеры» Евгений Ширстов обращает внимание на то, что под действие законопроекта попадают не только заемщики, но и другие граждане, которые оказались неплатежеспособными должниками. Например, они могут задолжать по различным платежам в бюджеты РФ и Петербурга, по квартплате, в налоговые органы и т. д.

Спорная планка
Эксперты сразу обнаружили в законопроекте проблемные места. Например, трудно оценить, какое именно имущество необходимо для жизни банкроту и не подлежит продаже. Практически невозможно также исключить злоупотребления со стороны должников, которые могут набрать кредитов, переписать все свое добро на родственников и объявить себя банкротами с полным списанием долгов.

Депутат Госдумы Антон Беляков, наоборот, беспокоится, что от банкротства по закону пострадают должники: банки могут воспользоваться возможностью взыскания долгов с матерей, у которых тяжело заболели дети, с людей, ставших инвалидами по разным причинам, и т. д.

Его коллега Андрей Свинцов усмотрел несправедливость в том, что крупные ипотечные займы уравниваются в процедуре взыскания с мелкими потребительскими. Он не согласен с тем, что «человек, купивший в магазине телевизор и вовремя не уплативший за него, может быть лишен квартиры».

Многие банки требуют повысить планку задолженности с 50 тыс. руб. хотя бы до 200 тыс. Иначе в банки хлынет вал желающих стать банкротами.

Начальник отдела по возврату просроченной задолженности Райффайзенбанка Владислав Котельников отмечает, что его банк направлял свои предложения о том, чтобы дифференцировать планку задолженности в зависимости от назначения кредита. Например, по потребительским кредитам начинать от 100 тыс. руб., по автомобильным – от 500 тыс., по ипотеке – от 1 млн.

Ко второму чтению Госдума проведет по этому вопросу публичные слушания. Не исключено, что планку повысят.

Высший Арбитражный Суд РФ указывает, что из законопроекта непонятно, как в процессе банкротства должны распределяться долги и имущество заемщиков с их супругами. Неясно, что делать, если в ходе банкротства должник умрет.

Кроме того, невозможно учесть «серую» зарплату должников, и они могут воспользоваться этим, объявляя себя банкротами.

Кому это надо?
Вице-президент, управляющий филиалом ВТБ24 в Петербурге, Михаил Иоффе считает, что необходимость принятия закона о банкротстве физических лиц давно назрела. Любой банк заинтересован в возвращении ресурсов, переданных заемщику, а не в отъеме у него квартиры, машины и всех сбережений, говорит Иоффе. Сейчас если у заемщика действительно возникают серьезные проблемы по кредитным обязательствам, кредиторы стараются уладить дело различными способами. «Например, у ВТБ24 есть программы по реструктуризации кредитов и ипотечная программа «Витрина залогового имущества», которая позволяет заемщику реализовать объект недвижимости, который он «не потянул», по рыночной стоимости», – рассказывает Михаил Иоффе.

Евгений Ширстов полагает, что банкротство по закону выгодно как для кредиторов, так и для должников – в зависимости от обстоятельств дела и платежеспособности гражданина.

«Принятие рассматриваемого законопроекта не повлияет особым образом на возврат долгов по ипотечному кредитованию, – считает Евгений Ширстов. – Обращение взыскания на заложенную квартиру может быть совершено и за рамками банкротства, в общем порядке через суд, поскольку законопроект не отменит этой возможности. Взыскание долгов по ипотеке в рамках банкротства гражданина будет более долгим и менее эффективным, так как часть доходов от продажи квартиры будет распределена между другими кредиторами».

Впрочем, пока в большинстве случаев банкам удается договориться с проблемными клиентами без суда. Как рассказал Михаил Иоффе, ВТБ24 в Петербурге крайне редко приходится изымать у ипотечных заемщиков объект залога. «За весь прошлый год мы перевели на баланс филиала лишь два объекта недвижимости, а в первом полугодии 2012 года – четыре объекта: один дом и три квартиры. Притом что именно на конец прошлого – начало нынешнего года пришелся пик завершения различных судебных разбирательств, инициированных нами в 2009-2010 годах», – говорит Иоффе.

Обычно заемщики добровольно продают находящуюся в залоге недвижимость по соглашению с банком и гасят свои кредитные обязательства. Причем сложности с взысканием долга, как правило, возникают не с теми, кто считает копейки, чтобы расплатиться за ипотеку, а со вполне состоятельными гражданами, которым совершенно не нужна процедура банкротства, чтобы урегулировать свои кредитные обязательства перед банком.

Как недорого обанкротиться. Кому это нужно, сколько будет стоить и какие последствия влечёт?

Иван Князев: Ну а далее у нас вот какая тема: «Как обанкротиться недорого?» Звучит немного абсурдно, но те, кто должен банкам за кредиты, кто бегает от приставов, поймут нас, наверное, сейчас хорошо. Процедура банкротства – дело недешевое. Сейчас освобождение от долгов обходится, ну, где-то в 50–250 тысяч рублей, разнится немножко.

Ольга Арсланова: …которых как раз у банкрота обычно нет. Восстановить логику сейчас предлагают в Министерстве экономики. Стать банкротом будет легко, если ваш долг минимум 50 тысяч, максимум – 700; у вас нет судимости за экономическое преступление; вы не меняли имя и фамилию и год не проводили сделки по продаже имущества. В таком случае всего 3 тысячи – и вы банкрот.

Иван Князев: Ну, поможет нам сейчас разобраться в этой теме… Что ждет должников? Останемся ли мы в долгу или не останемся? Как вообще будет выглядеть процедура банкротства? И что по этому поводу думают банки? Они-то, наверное, все-таки хотят, чтобы им деньги возвращали. И приставам тогда же работы не останется.

Ольга Арсланова: Мы приветствуем в нашем эфире председателя «Финпотребсоюза» Игоря Костикова. Игорь Владимирович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Игорь Владимирович.

Ольга Арсланова: Давайте разберемся с той процедурой, которая пока по факту существует. Насколько она работает? Кто вообще обратился за все это время за процедурой банкротства за такие деньги?

Смотрите такжеИгорь Костиков: Больше потратишь энергии и сил на получение и восстановление советских вкладов, чем получишь деньгами

Игорь Костиков: Статистика Судебного департамента Верховного Суда говорит, что у нас за три года 51 тысяча обращений по банкротству. Это, конечно, очень немного, потому что, когда закон обсуждался («Финпотребсоюз» в этом активно участвовал), речь шла о миллионе банкротств или полумиллионе банкротств. Нас пугали двумя миллионами банкротств граждан, хотя мы говорили, что это нереально.

И это вызвано той процедурой, которая была предусмотрена. Мы в свое время предлагали ее упростить сразу, но наши оппоненты – финансовые институты – стали говорить о том, что будут пользоваться банкротством все направо и налево, они не смогут собирать долги. В общем, я считаю, что необоснованные совершенно опасения, потому что как раз наш потребитель – самый примерный потребитель из развитых стран. Я имею в виду финансового потребителя.

Сегодня ситуация такая. Вы должны написать заявление в суд о банкротстве и подготовить к нему документы. Там целый пакет документов, который требует времени, сил для его сбора, достаточно большого количества справок и…

Иван Князев: …и хорошего юриста, насколько я знаю, потому что самому это делать бесполезно.

Игорь Костиков: …и юриста, и денег еще, потому что большинство справок не бесплатные. Поэтому, кроме всего прочего, вам нужно будет заплатить соответствующую пошлину за объявление о банкротстве – это тоже не очень дешево.

То есть даже без услуг юриста самый дешевый вариант, что мы знаем… Говорят, что 50. Про 50 я не слышал ни разу. Мы говорим, что начинается сама процедура… ну, где-то 70 тысяч получается. И мы с вами прекрасно понимаем, что те, которые как раз нуждаются в процедуре банкротства, они заплатить это не в состоянии.

Иван Князев: Ну да, абсурдная ситуация получается.

Ольга Арсланова: Иногда у них сам долг меньше, чем…

Игорь Костиков: Конечно. Следующий этап, который возникает, – это наем финансового управляющего, который должен вести процедуру банкротства. В законе предусмотрена очень низкая цена, но даже в ходе обсуждения закона мы объезжали регионы и встречались с судебными приставами… вернее, с арбитражными управляющими, которые должны были на себя взять эту функцию. И они все говорили однозначно: за такие деньги они работать не будут.

То есть минимум 150 тысяч процедура будет стоить. А если она займет много времени, то и дороже. То есть мы прекрасно понимаем, что… И это все еще без денег юриста. Вы говорите, что еще за юриста надо платить. А это без денег юриста еще пока. То есть на самом деле самый дешевый вариант – мы подходим к тому, что где-то 200 тысяч.

Ольга Арсланова: То есть, по сути, вернуть долг средний, да?

Игорь Костиков: Она становится бессмысленной. А если еще юрист, то вот те самые 250 тысяч.

Ольга Арсланова: Ну, юрист – ладно. Он хотя бы работать будет, понятно. Я вот просто что-то не могу понять: а за что такие деньги-то? За что? Что оплачивают?

Игорь Костиков: Оплачиваем процедуру сбора справок. Оплачиваем публикацию объявления о том, что вы становитесь банкротом. Оплачиваем гонорар арбитражного управляющего. То есть это все…

Иван Князев: Так ведь ему делать-то ничего не приходится – он просто бумажки эти посмотрит, и все.

Игорь Костиков: Нет, там есть какие-то процедуры, которые он должен, безусловно, сделать. Но, на ваш взгляд, совершенно не нужен профессиональный арбитражный управляющий, здесь все проще. И в большинстве случаев нужно предоставить возможность гражданину либо самому сделать это, либо есть достаточно организаций по защите прав потребителей, в том числе наша, «Финпотребсоюз», которые готовы проконсультировать граждан о том, как они сами могут подготовить документы для банкротства. То есть на самом деле…

Иван Князев: Игорь Владимирович, прошу прощения, перебил. Вот до этого момента эта вся процедура занимала очень много времени, на год это все могло растянуться. Сейчас будет быстрее?

Игорь Костиков: Да, она тянулась минимум год, а то и больше. То есть вы же понимаете, что человек постоянно под давлением. Если при этом к нему ходят коллекторы или звонят банки или судебные приставы, ему, так сказать, приходится еще отбиваться от всей этой истории, потому что пока он все это дело делает, они продолжают на него наседать. Несмотря на то, что им известно, что идет процедура банкротства, все равно они понимают, что им лучше продолжать давление для того, чтобы обеспечить свои обязательства.

Иван Князев: И плюс ко всему выезд закрыт.

Игорь Костиков: И выезд закрыт. И на самом деле там еще есть одна процедура, такая проблема, которая до конца не решена в новых поправках. Там все-таки остается лазейка, что после процедуры банкротства какие-то кредиторы могут вернуться и еще что-то попробовать получить с гражданина. Это тема, которая нуждается в отдельной разработке. Нужно посмотреть, как практика будет работать. Исходя из этого уже будем действовать.

Сейчас было большое обсуждение, давление, понимание, что процедура не работает. Она должна быть достаточно простой и легкой, как в других странах. И уже этим летом Минэкономразвития предложило те поправки, которые мы обсуждали. Это было лето. Потом это все заглохло, потому что в ответ на это опять же финансовые институты, опять же коллекторы начали активную лоббистскую деятельность, чтобы это все дело остановить.

Но для экономики страны и для граждан, безусловно, такая процедура нужна. И вот сейчас мы видим, что все-таки вносится новый проект, который существенно облегчает процедуру банкротства для граждан, он ее существенно удешевляет, облегчает, делает более короткой и более приемлемой.

Ольга Арсланова: Понятно. У нас тут пишут некоторые зрители о том, что это лазейка для богатых и сверхбогатых. А могут ли сейчас люди, которые просто не хотят платить долги, воспользоваться этим?

Игорь Костиков: Я могу сказать, что у нас была 51 тысяча заявлений. Скажем так, наверное, процентов десять из нее – это были богатые или кредиторы богатых, поскольку, конечно, как любой механизм, который существует, он используется и в недобросовестных целях. Ну, любой механизм. Поэтому говорить об этом… Ну, это не массовое явление. И для богатых и сверхбогатых сегодня сегодняшняя процедура не представляет никакой проблемы, они-то как раз ей могут и сейчас воспользоваться.

Иван Князев: Скажите, пожалуйста… Вот смотрите. Процедура банкротства теперь предлагается – 3 тысячи рублей, все достаточно быстро. А кредиторов у нас в стране очень и очень много. Что банки по этому поводу думают?

Игорь Костиков: Ну, на самом деле, я думаю, это все легко технологически отлаживаемо, все это видно. Банки могут совершенно спокойно отслеживать ситуацию.

Иван Князев: Нет, я не про это, я не про технологию. Я про то, что деньги-то им не вернут.

Игорь Костиков: Нет, ну деньги-то не вернут, но я и не ожидаю, что это будет массовые истории банкротств.

Игорь Костиков: Если у нас сейчас за три года была 51 тысяча, ну, может быть, в год мы будем получать теперь 50, ну может, 70 тысяч.

Иван Князев: Почему? Ведь было дорого. Главная причина была – деньги. Сейчас-то что мешает?

Игорь Костиков: Нет, у нас есть еще целый ряд обстоятельств. Во-первых, граждане у нас, я говорю, все-таки очень дисциплинированные – они стараются обслуживать свои долги любыми средствами (что не характерно для многих других стран), последние средства изыскивают для того, чтобы не попасть, так сказать, в «черный список».

Здесь есть второй момент: наши граждане очень боятся слова «суд». И это мы по своей практике знаем, потому что когда мы предлагаем гражданам защитить их права в суде, когда не остается других возможностей, многие граждане просто отказываются, несмотря на то, что мы для них это делаем бесплатно. «Давайте придите, вы нам только документы предоставьте. Мы подготовим иск, мы пойдем и за вас выступим, мы не будем с вас никаких денег брать. Просто мы оштрафуем ту организацию по закону «О защите прав потребителей» – и за счет этого штрафа мы покроем свои издержки». То есть гражданин ничего не платит.

Игорь Костиков: Но при этом они все боятся, они говорят: «А что про нас соседи скажут, что мы в суд пошли? А что наши коллеги по работе скажут, что мы судимся с кем-то?»

То есть у нас еще боязнь, какая-то стигма судебного разбирательства до сих пор существует. И у нас очень многие граждане просто не готовы идти в суд за защитой своих прав. А уж для того, чтобы обанкротиться… Вы же понимаете, стигма банкротства еще более высокая. То есть здесь моральный фактор играет очень серьезную роль.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий. Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза», подробнее рассказал о процедуре банкротства физических лиц, которая существует сегодня, и об изменениях, которые, возможно, в скором времени появятся. Напоминаем, что… Самое главное, о чем стоит говорить: было 250 тысяч рублей за банкротство, а будет три, но при некоторых условиях.

Мы приветствуем сейчас в эфире Эдуарда Савуляка, директора консалтинговой компании. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как вы относитесь к предложению чиновников сделать процедуру банкротства дешевле? Это вынужденная необходимость?

Эдуард Савуляк: С одной стороны, к предложению чиновников я отношусь хорошо, потому что если люди будут платить меньше, чем 250 тысяч, то это, конечно же, не может не радовать. С другой стороны, дело в том, что я и ранее говорил о том, что не очень верю в это предложение. Раньше озвучивалась цифра, по-моему, в 10 тысяч. Сейчас она, видимо, еще меньше.

Эдуард Савуляк: Да. Я в это, честно, не верю. То есть я не понимаю, каким образом это может получиться. А получиться это может только одним образом. Соответственно, за такие деньги конкурсный управляющий, который банкротство должен вести, будет относиться к нему очень и очень формально, как иногда относятся государственные защитники к тем людям, у которых нет денег, чтобы нанять нормального адвоката.

Иван Князев: Да там вообще непонятно, будет ли конкурсный управляющий. Все без суда будут решать, насколько я понимаю.

Эдуард Савуляк: С одной стороны, решать без суда… Если человек и его кредитор (мы говорим о согласительной процедуре) пришли, то это только хорошо и приветствовать это можно. Но предположу, что все-таки кредитор в заведомо более выигрышном положении находится в сравнении с банкротом, потому что подавляющее большинство людей, которые смогут рассчитывать на эту упрощенную процедуру, кто должен относительно маленькие деньги и все остальное, я бы не сказал, что они сильно юридически подкованные. Они зачастую-то и прав своих не знают.

Поэтому предположу, что кредитор сможет из них буквально веревки вить. Ну и обмануть, в принципе, сможет. То есть может так запросто получиться, что человек вроде бы будет считать, что он прошел процедуру банкротства, а потом по вновь открывшимся обстоятельствам опять будет должен кому-то деньги. Я это тоже не исключаю.

Ольга Арсланова: Вот какой вопрос от наших зрителей. А в чем проблема при финансовой неграмотности просто набрать долгов…

Ольга Арсланова: Имущество не у всех, например, есть. Да, и не отдавать, а просто объявить себя банкротом. Тем более теперь 3 тысячи стоит.

Эдуард Савуляк: Опять же сам вопрос уже говорит о том, что финансовая неграмотность бытует. Дело в том, что, с одной стороны, виртуально набрать кредитов, конечно, можно, не имея ничего, но в реальной жизни… Мы же говорим не про 3 тысячи рублей и даже не про 15 тысяч рублей кредита, а как минимум о 500 тысяч речь идет.

Ольга Арсланова: Нет, ну подождите. Микрофинансовой организации задолжать 500, если было 15, очень быстро можно. Знаете, это процесс моментальный.

Эдуард Савуляк: На мой взгляд, мне кажется, это немножко другая тема для разговора. Здесь порядок навести надо. И слава богу, уже в этом отношении наконец-то государство стало двигаться. Но я просто исхожу из того, что даже вроде бы, казалось, когда микрофинансировании организации дают 15 тысяч рублей, а вы потом через две недели должны полмиллиона, то они опять же это дают не так просто, а под квартиру. И потом выясняется, что человек вроде бы расписался где-то под кредитом…

Ольга Арсланова: Хотя им вроде бы запретили сейчас так делать.

Эдуард Савуляк: Ну, опять же запретили, не запретили… Я говорю, что микрофинансовые организации не такие простачки, как иногда принято про них думать.

Поэтому в конечном итоге… Я еще раз скажу, что я не видел особо кредиторов плачущих, которые не могут деньги вернуть из каких-то, скажем так, обычных людей. Вот когда не могут деньги люди вернуть из банка, допустим, или когда банки не могут деньги вернуть из какого-то крупного предприятия, то этих случаев много. А когда микрофинансовая организация кусает локти из-за того, что дала 100 тысяч рублей безработному господину, то это все-таки редкость большая. Как правило, она его обирает как липку вначале. То есть полмиллиона заберет, а потом еще остается…

Иван Князев: Эдуард, у нас есть вопрос от нашей телезрительницы, она вышла с нами на связь по телефону, ее зовут Надежда, она из Санкт-Петербурга. Надежда, коротко ваш вопрос.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос по поводу недвижимости и банкротства. Я хочу продать квартиру, которая находится в ипотеке, а потом объявить себя банкротом. Но юристы меня пугают, что если в течение трех лет после продажи недвижимости я объявляю себя банкротом, то у меня отменяется сделка. Правда это или нет?

Ольга Арсланова: Попробуем ответить.

Иван Князев: Да, Эдуард, давайте прокомментируем быстро.

Эдуард Савуляк: Это правда полнейшая. И здесь речь не только в ипотеке или не в ипотеке. Теоретически вы можете быть должны кому-то на сегодняшний момент – не банку, а, условно говоря, вам друг занял 100 тысяч рублей. Соответственно, вы вроде бы считаете, что еще вы долг не просрочили, сегодня квартиру продали. Соответственно, через полгода другу ничего не вернете.

Так вот, имейте в виду, что даже у этого друга… А мы понимаем, что у банка априори, скажем так, возможностей больше. Даже у этого друга есть возможность оспорить вашу сделку и, соответственно, попытаться эту квартиру вернуть в конкурсную массу. Я утрирую, конечно, но по факту, да, такая возможность есть.

Ольга Арсланова: Спасибо за разъяснения.

Иван Князев: Эдуард Савуляк был с нами на связи, директор консалтинговой компании. Говорили мы о банкротстве, о новых условиях.

Оцените статью
Добавить комментарий