Гражданско правовая ответственность это неблагоприятная обязанность должника перед кредитором

Гражданско правовая ответственность это неблагоприятная обязанность должника перед кредитором

Гражданско-правовая ответственность: понятие, функции. Виды и формы гражданско-правовой ответственности

Защита гражданских прав. Учебное и практическое пособие. Алматы, 1999 (Е.Б.Осипов)

Субъективное право, как признаваемое обществом и закрепленное в законодательстве мера свободы конкретного индивидуума, должна пользоваться охраной со стороны общества, и, в первую очередь, со стороны государства, как органа, наделенного социальными функциями по организации жизнедеятельности общества, в том числе и по организации законодательной и исполнительной власти и судопроизводства, а также по охране и защите прав и свобод граждан и иных субъектов общества. Раз свобода лица в известных пределах признана и возведена в ранг субъективного права, то любое насильственное вторжение в нее должно быть пресечено — иначе без этого пользование свободой будет невозможно [2] .

§ 2. Общие условия и пределы защиты гражданских прав

Определяя условия и пределы гражданско-правовой защиты субъективных прав нельзя ограничиваться только возможностью их защиты от правонарушений. Как отмечалось в науке гражданского права и с чем нельзя, по нашему мнению, не согласиться, защита гражданских прав осуществляется не только в случае правонарушения, но и в ходе нормального процесса реализации субъективного права [4] . Так, правило о преимущественном праве покупки при продаже доли в общей собственности безусловно направлено на защиту прав участников общей собственности, но такая защита не преследует цели пресечение какого-либо правонарушения, а, сообразно интересам имущественного оборота, защищают интересы сособственников общей собственности.

Признавая за гражданами и организациями определенные гражданские права, гражданское законодательство предоставляет управомоченному лицу и необходимые средства на защиту, иначе говоря, гражданское законодательство признает за управомоченным лицом право на защиту [5] .

Безусловно, существенное значения для защиты гражданских прав, а значит и для осуществления управомоченным лицом права на защиту, имеет законность защищаемого субъективного права, а также условия и пределы осуществления его гражданско-правовой защиты.

Гражданско-правовой защите подлежат лишь те интересы и блага граждан и юридических лиц, которые признаны гражданским правом в качестве субъективных прав, в частности, согласно требованиям гражданского законодательства являются таковыми.

Одним из главных условий законности субъективных гражданских прав является законность основания их возникновения. Субъективное гражданское право возникает из оснований, как предусмотренных, так и не предусмотренных законодательством. В случае возникновения субъективного права из оснований, предусмотренных законодательством, никаких проблем по определению законности не имеется — если право возникло из предусмотренных законодательством оснований возникновения гражданских прав (например, из договора купли-продажи, правовое регулирование которого предусмотрено законодательством), то оно законно и подлежит гражданско-правовой защите.

Исключение из защищаемых гражданским правом отдельных видов благ и интересов субъектов гражданского оборота также не вызывает проблем и вопросов — коль скоро в законодательстве какие-то интересы и блага не признаются субъективными гражданскими правами (либо прямо признаются юридически безразличными) и/или имеется запрет или ограничения на их защиту, то они, соответственно, не могут быть защищены в гражданско-правовом порядке.

В то же время гражданским правом допускается возникновение субъективных прав и из оснований (в том числе и сделок), не предусмотренных законодательством, и в отношении которых не имеется каких-либо законодательных ограничений или запретов. В этом случае для определения законности таких прав необходимо исходить из сочетания двух принципов гражданского права: 1) дозволено не только то, что прямо предусмотрено законодательством; и 2) не все, прямо законом не запрещенное, признается дозволенным.

Гражданским правом, основным принципом правового регулирования которого составляет дозволительный метод, допускается возникновение прав из оснований, не предусмотренных законодательством, и в отношении которых не существуют законодательных ограничений. В то же время не все интересы и блага, возникшие из таких оснований, могут быть признаны законными и относятся к субъективным гражданским правам — не все, прямо законом не запрещенное, может быть признано дозволенным.

Если ограничиться только принципом дозволенности всего, что прямо не запрещено законодательством, то можно прийти к абсурдному, абсолютно неприемлемому выводу вседозволенности в гражданских отношениях без учета многообразии интересов его участников, широкого спектра правового регулирования гражданского права. Поэтому ограничениями, критериями содержания другого принципа о том, что не все, прямо законом запрещенное, признается дозволенным, являются требования о соответствии субъективного права, возникшего из не предусмотренного законодательством основания, основным началам и смыслу гражданского законодательства.

Что же представляют собой понятия «основные начала и смысл гражданского законодательства», имеющие существенное значения для признания благ и интересов граждан (а значит и права на действия по достижению необходимых благ и интересов) в качестве субъективных прав и влияющих на их защиту гражданским правом?

Не исключено, что действие, прямо не запрещенное законодательством, коренных устоев общества не нарушает, но в то же время не согласуется со смыслом гражданского законодательства. Оно неспособно породить те юридические последствия, к которым стремилось лицо, их совершавшее. Но в отличии от действий, противоречащих основным началам гражданского права, и потому противозаконных, действия такого рода могут и не содержать в себе чего-то противозаконного. Тогда его следует рассматривать как юридически безразличное, не дающее оснований для применения ни юридических санкций, ни мер правовой защиты в связи с их несоответствием смыслу гражданского законодательство.

Основные положения смысла гражданского законодательства закреплены в законодательстве в ст.1 ГК, хотя, безусловно, не ограничиваются ею. Смысл гражданского законодательства вытекает, как и основные его начала, из всей совокупности гражданско-правовых норм.

Следовательно, понятия «смысл» и «основные начала» гражданского законодательства не являются тождественными, имеют различный смысл и правовые последствия при несоответствии им действий лиц, в отношении которых в законодательстве нет ни запретов или разрешений для признания их субъективными гражданскими правами. При несоответствии таких действий смыслу гражданского законодательства за совершенными действиями не признается юридической силы, при несоответствии их основам гражданского законодательства — объявляется их противозаконность. Но в любом случае действия, противоречащие смыслу и основным началам гражданского законодательства, лишаются гражданско-правовой защиты.

Условия и пределы осуществления защиты гражданских прав зависят и от самого содержания субъективного права, от границ его содержания и пределов, в каких они могут осуществляться.

В отличии от четкого очерчивания границ раннее рассмотренных прав, пределы субъективных прав, в отношении которых не имеется законодательного регулирования пределов, имеются общая характеристика их границ либо если эти пределы четко не очерчены договором или иными юридическими фактами — основаниями возникновения субъективного права, осуществляется путем общей обрисовки их границ, уточняемый при помощи дополнительных критериев, в частности, общих и специальных запретов, устанавливаемых для управомоченного лица для осуществления им своего субъективного права.

Применение специальных запретов гражданским законодательством обусловлено рядом причин, в частности, соображениями усиления защиты прав отдельных субъектов гражданского оборота, упрощения рассмотрения отдельных категорий споров, сложившимся стереотипом восприятия отдельных сторон правоотношений и т.д. К тому же специальные запреты неприменимы при выявлении границ субъективных прав, которые в законе сами охарактеризованы в самом общем виде, например, правомочия собственника, характеризуемые в законе как право по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. И для определения границ таких субъективных прав используются запреты общего характера, более характерные для гражданского права, чем специальные запреты.

Общий запрет, в отличии от специального, представляет собой не какой-то перечень отдельных запрещенных действий, а родовую или видовую характеристику запрещаемых им действий или поведения управомоченного лица.

Яркими примерами общих запретов являются исключения из содержания субъективных гражданских прав, вытекающих из принципов гражданского права о добросовестности, разумности, охране прав и законных интересов третьих лиц при осуществлении гражданских прав (см. ст.8 ГК), а также из принципов осуществления права собственности (см. ст. 188 ГК) и т.п. В частности, это запрет на осуществление гражданских прав в целях нарушения прав и охраняемых интересов иных субъектов гражданского права, наносящих ущерб окружающей среде, запрет на недобросовестные, неразумные, несправедливые действия, либо действия, нарушающие нравственные принципы либо деловую этику и т.п.

Безусловно, применение общих не исключает одновременное применение специальных запретов, так как недозволенность отдельного поведения не может, как правило, найти отражение в обще запретительном правиле. К тому же цели и задачи общих и специальных запретов настолько различны, что, как правило, общими запретами нельзя достичь целей и задач, достигаемых специальными запретами, и наоборот. Так, общие запреты, установленные для собственника в отношении осуществления своего права без нарушения прав и законных интересов иных субъектов гражданского права, тем не менее не исключают возможности на установления специального запрета для собственника на истребование денег и ценных бумаг на предъявителя у добросовестного приобретателя.

Общие и специальные запреты, взятые в единстве, позволяют выявить внешние границы такого субъективного права, которое определено в законодательстве или договоре в виде либо не исчерпывающего перечня разрешенных действий, либо общей характеристики дозволенного поведения. И исходя из границ такого права осуществляется его защита и границы такой защиты.

Необходимо также отметить, что в рамках определенного допустимого поведения возможно широкое проявление разнообразных его конкретных форм, при этом не все такие формы считаются допустимыми в любой фактически сложившейся обстановке. И помимо рассмотренных общих правил определения границ и пределов субъективных гражданских прав и, соответственно, границ и пределов их гражданско-правовой защиты, существуют и конкретные правила, вытекающие из порядка и способа осуществления гражданско-правовой защиты, а также правового регулирования и порядка осуществления отдельно взятого субъективного гражданского права.

Как правило, защита гражданских прав осуществляется государством. Органы судебной и исполнительной власти призваны оказывать непосредственную защиту пострадавшему от правонарушения — судебную и административную защиту гражданских прав.

Помимо этого необходимо отметить, что некоторые процессуальные действия могут оказывать крайне разнообразное существенное влияние на сферу материального права, и эти вопросы также могут подлежать рассмотрению в гражданском праве, так как это вопрос о гражданских правах в судебном их осуществлении, то есть о влиянии процесса на материальное право. К таковым действиям относятся, в частности, предъявление иска, извещение ответчика, возражение, судебное решение и некоторые другие.

Гражданско-правовая ответственность: понятие, функции. Виды и формы гражданско-правовой ответственности

Понятия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств закон не даёт.

Гражданско-правовая ответственность — это вид юридической ответственности со всеми её свойствами ( является последствием нарушения каких-то прав; эти последствия носят для нарушителя отрицательный характер; их применение гарантировано силой государственного принуждения).

Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства:

а) Гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательств является следствием нарушения должником его обязанности в конкретном обязательстве (по платежу денег, передачи вещи и т.д.).

Существуют 2 формы неправомерного поведения: неисполнение обязательства или ненадлежащее исполнение обязательства, за которые и наступает гражданско-правовая ответственность.

Должник отвечает перед кредитором. Такая ответственность частная, а не публичное. Соответственно привлечение к такой ответственности идет посредством частной инициативы.

б) Для должника наступают Имущественные неблагоприятные последствия: в результате их применения имущество должника уменьшится и оно будет обращено в пользу кредитора, перед которым должник отвечает. Данные неблагоприятные последствия, вызванные нарушением обязательства, носят для должника дополнительный характер по отношению к его обязанности в обязательстве.

в) Особенность связана с реализацией государственного принуждения. Гражданско-правовая ответственность может быть реализована и вне системы государственного принуждения, она может произойти на добровольных началах в виде добровольного претерпевания. Добровольность должника стимулируется судебными издержками (гражданский процесс, в отличии от уголовного, платен). Закон о защите прав потребителей предусматривает, что 50% суммы иска взыскивается с должника в пользу РФ сверх тех 100%, которые получает кредитор (в наказание за то, что довел дело до суда) — как пример.

Доктринальное определение: Гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательства — это возложение на должника, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего свои обязанности перед кредитором дополнительных имущественных обременений (потерь/утрат/лишений).

Наряду с гражданско-правовой ответственностью за нарушение обязательств, существует гражданско-правовая ответственность, не связанная с нарушением обязательств (деликтная). Деликтная наступает в связи с причинением вреда в связи с нарушением абсолютных прав.

87. Виды и формы гражданско-правовой ответственности.

По основаниям возникновения можно выделить ответственность за:

Ответственность за имущественные правонарушения в гражданском праве подразделяется на:

Наряду с гражданско-правовой ответсвенности за нарушение обязательств, существует гражданско-правовая ответственность, не связанная с нарушением обязательств (деликтная). Деликтная наступает в связи с причинением вреда в связи с нарушением абсолютных прав.

1. Долевая ответственность ст.321 ГК (каждый из ответчиков несет ответственность в точно определенной доле, установленной законом или договором).

2. Солидарная ответственность ст.323 ГК (потерпевший-истец вправе предъявить требование как к о всем ответчикам совместно, так и к любому из них, причем как в полном объеме так и в любой его части).

3. Субсидиарная ответственность или дополнительная. (К ответственности привлекаются 2 лицо: основной должник и субсидиарный. Он привлекается к ответственности, если основной должник отказал кредитору в удовлетворении его требования или не ответил на это требование. Если должник отказался от ответа – это право кредитора обращаться к субсидиарному должнику).

Форма ответсвенности — это виды неблагоприятных последствий.

3) Потеря задатка (лучше не называть).

1) Возмещение убытков как форма ответсвенности закрепляется в статье 393, ей придается универсальная форма ответсвенности (вне зависимости от предусмотренности в законе или договоре).

Понятие убытка законодатель пытается дать в статье 15 ГК РФ. Как такого понятия ст. 15 не дает.

По своей природе убытки — это имущественные потери кредитора, которые можно оценить в деньгах. Убытки в этой связи следует отличать от морального вреда (нематериальных, неимущественных потерь в виде физических или нравственных страданий). Компенсация морального вреда не применяется как форма ответственности при нарушении обязательства (она применяется при нарушении личных неимущественных прав), за исключением случаев, предусмотренных законом (смотри закон о защите прав потребителей).

Ключевым словом в понятии является слово «расходы» ( и настоящие и будущие).

Ключевым словом в понятии является слово «доходы» (неполученные)

Убытки возмещаются, как правило, в полном объеме (ст. 400).

Взаимодействие 1 и 2 формы ответсвенности. Правила о взаимодействии располагаются в статье 394: Всё зависит от вида неустойки по соотношению с убытками. По соотношению с убытками неустойка, как правило, является зачётной (можно взыскать неустойку и убытки, но только в части превышающей размер неустойки — 100 — 10=90). Так же неустойка может быть штрафной (общая сумма взыскания, в таком случае, не превышает суммы убытков:100+10=110). Так же может быть исключительной (исключает возможность возмещения убытков) и альтернативной (право кредитора выбирать, получит он возмещение убытков или неустойку).

· либо презумпцией ( сформулирована в нормах статьи 394 — если неизвестно, какая неустойка, то она зачётная).

ВС: Административный штраф не освобождает от ответственности за неисполнение обязанностей по госконтракту

По мнению одного из экспертов, игнорировать частный интерес заказчика из-за публично-правовой природы госконтракта неправильно, так как неисполнение подрядчиком предписаний заказчика об устранении нарушений градостроительных норм несет риски негативных последствий – в первую очередь, для заказчика. Другая отметила, что в рамках гражданско-правовой ответственности штраф носит компенсационный характер и взыскивается в пользу стороны договора, в отличие от административной ответственности, где штраф носит карательный характер и взыскивается в пользу государства.

12 августа Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС22-3373 по делу № А40-43815/2021, в котором рассмотрел вопрос о возможности привлечения лица одновременно к административной и гражданско-правовой ответственности за совершение одного и того же нарушения.

4 октября 2018 г. ФКУ «Дирекция космодрома “Восточный”» (заказчик) и ООО ПСО «Казань» (головной исполнитель) заключили госконтракт на разработку рабочей документации, выполнение строительно-монтажных работ и поставку оборудования для федеральных нужд.

Согласно условиям контракта в случае выявления нарушений при производстве работ на объекте, а также правил техники безопасности и охраны труда, пожарной безопасности, допущенных персоналом головного исполнителя, заказчик вправе требовать их устранения в установленные сроки. Также госконтрактом предусматривалось право заказчика проводить строительный контроль собственными силами или с привлечением специализированных организаций без вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность исполнителя.

В 2019–2021 гг. заказчиком выявлялись нарушения при производстве работ, допущенные исполнителем, по факту которых выносились предписания об их устранении. В связи с невыполнением предписаний либо выполнением их с задержкой в декабре 2020 г. учреждение направило обществу претензию об уплате штрафа, начисленного по каждому из 146 случаев неисполнения или несвоевременного исполнения предписаний. Общество претензию отклонило.

Впоследствии учреждение обратилось в суд с иском к обществу о взыскании неустойки в 14,6 млн руб., ссылаясь на то, что за ответчиком числятся 109 неисполненных предписаний, выданных службой строительного контроля учреждения. Кроме того, 37 предписаний исполнены за пределами установленного срока. Штраф за каждый факт нарушения истец определил в размере 100 тыс. руб. в соответствии с п. 6 Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30 августа 2017 г. № 1042, учитывая, что нарушения не имеют стоимостного выражения, а цена контракта превышает 100 млн руб.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. При этом он исходил из того, что выполнение обществом работ по госконтракту являлось предметом проверок, проводимых отделом Государственного архитектурно-строительного надзора Минобороны России. Нарушения, ранее выявленные службой строительного контроля заказчика и отраженные в предписаниях об устранении нарушений, были зафиксированы отделом, который вынес в отношении них собственные предписания. Суд указал, что по данным фактам общество на основании нескольких постановлений указанного органа было привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 9.4 КоАП с назначением штрафа.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали данное решение. Согласно выводам судов неисполнение требований, предъявляемых к производству строительно-монтажных работ и имеющих публично-правовой характер, не может одновременно являться основанием для привлечения лица к административной и гражданско-правовой ответственности, поскольку возникает необоснованная возможность привлечения к двум видам ответственности за одни и те же нарушения.

Как указано в определении, суды трех инстанций не приняли во внимание, что отношения между сторонами в связи с заключением госконтракта носят гражданско-правовой характер. В рамках данных правоотношений учреждение имеет законный интерес в получении результата строительства надлежащего качества и право на то, чтобы выполняемые по контракту работы осуществлялись в соответствии обязательными требованиями для соответствующих видов работ, а подрядчик исполнял все свои обязательства, предусмотренные условиями контракта. В частности, учреждение вправе требовать от общества соблюдения проектной и иной технической документации, правил производства строительных работ, исполнения его указаний об устранении выявленных нарушений.

ВС пояснил, что по условиям госконтракта общество обязано выполнить все работы в соответствии с техзаданием, проектной и рабочей документацией, а также требованиями ГрК РФ и иных нормативных документов в области проектирования и строительства. Суды, в частности, не учли, что в процессе строительства согласно ч. 1 и 2 ст. 53 ГрК застройщиком, техническим заказчиком проводится строительный контроль, посредством которого обеспечивается соответствие выполняемых работ проектной документации, требованиям технических регламентов, результатам инженерных изысканий и т.д.

Суд отметил, что подрядчик, действуя при осуществлении строительства добросовестно, должен незамедлительно или в иные установленные сроки устранять недостатки в работах, выявленные по результатам строительного контроля и зафиксированные в соответствующих актах (в рассматриваемом случае – в предписаниях учреждения).

Экономколлегия установила, что нижестоящие инстанции ошибочно сочли, что посредством взыскания неустойки учреждение намеревалось привлечь общество к повторной ответственности за нарушения, за которые ранее ему было назначено административное наказание. Такой подход, по мнению ВС, не может быть поддержан, так как он не соответствует нормам права, действующим в системе правового регулирования отношений, возникающих из госконтрактов, заключаемых в порядке, предусмотренном законодательством о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

ВС добавил, что в отличие от неустойки административный штраф является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений.

Обращаясь к п. 34 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе, утвержденного Президиумом ВС 28 июня 2017 г., Суд обратил внимание, что кредитор вправе требовать уплаты неустойки, предусмотренной ст. 34 Закона о контрактной системе и принятым на основании ч. 5 и 8 данной статьи Постановлением № 1042, независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон.

Таким образом, Верховный Суд признал, что при разрешении данного дела суды пришли к ошибочному выводу об основаниях ответственности исполнителя, вследствие чего не применили положения ст. 330 ГК, ст. 34 Закона о контрактной системе и Правил № 1042, а также не учли условия госконтракта, регулирующие обязательства сторон и их ответственность. В связи с этим ВС отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Также подчеркивается, что при новом рассмотрении дела суду следует проверить наличие оснований для взыскания с общества неустойки (штрафа) в отношении каждого заявленного истцом обстоятельства и размер санкции.

Ведущий юрист ИТ-компании ЗАО «КРОК инкорпорейтед» Алексей Филимонов считает, что позиция ВС о корректности применения к подрядчику как административной, так и гражданско-правовой ответственности оправданна, поскольку в данном случае речь идет о защите двух разных правовых интересов. Привлечение подрядчика к административной ответственности защищает государство (публично-правовой интерес), а привлечение к гражданско-правовой ответственности по госконтракту защищает заказчика (частно-правовой интерес), пояснил он.

«Игнорировать частный интерес заказчика из-за публично-правовой природы госконтракта было бы неправильно, так как неисполнение подрядчиком предписаний заказчика об устранении нарушений градостроительных норм несет риски негативных последствий – в первую очередь, для заказчика. Это, в частности, риски некачественного выполнения работ, применения санкций к заказчику со стороны контрольных органов», – прокомментировал Алексей Филимонов в комментарии «АГ». В связи с этим эксперт полагает справедливым, что уплата подрядчиком административного штрафа на основании акта органа архитектурно-строительного надзора не освобождает его от ответственности за неисполнение обязанностей по госконтракту.

Юрист компании ALTHAUS Legal Юлия Максимкина подчеркнула, что проблема правомерности взыскания одновременно административного и договорного штрафа за один и тот же факт нарушения крайне актуальна в судебной практике последних лет.

Вместе с тем, заметила она, практика неоднозначна: сложились две противоположные позиции судов. В частности, одни суды допускают возможность одновременного взыскания административного штрафа и договорной неустойки, полагая, что это два вида юридической ответственности, которые являются правовыми последствиями одного деяния в разных отраслях правового регулирования (постановления Третьего Арбитражного апелляционного суда по делу № А33-4529/2021 от 14 апреля 2022 г.; № А56-86779/2021 от 28 марта 2022 г.).

Конституционный Суд выявил коллизию КоАП и пенсионного законодательства, позволяющую повторно привлекать ИП к ответственности за одно и то же деяние

Эксперт согласилась с позицией ВС, отметив, что в рамках гражданско-правовой ответственности штраф носит компенсационный характер и взыскивается в пользу стороны договора, в отличие от административно-правовой ответственности, где штраф носит карательный характер и взыскивается в пользу государства.

«Верховный Суд вновь обратил внимание на разграничение двух видов юридической ответственности, которые имеют разную правовую природу и различные правовые последствия. Так, административная ответственность представляет собой государственное воздействие с применением санкций в целях охраны общественных отношений. Гражданско-правовая ответственность представляет собой применение к правонарушителю неблагоприятных имущественных последствий в связи с допущенным неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства по договору», – резюмировала Юлия Максимкина.

Оцените статью
Добавить комментарий