Кредиторы массово просят суд изымать единственное жилье уральских должников, считая его «роскошным»

Обеспечительные меры на единственное жилье

Подборка наиболее важных документов по запросу Обеспечительные меры на единственное жилье (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Обеспечительные меры на единственное жилье

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 64 «Исполнительные действия» Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»
(В.Н. Трофимов) По мнению суда, разъяснившего порядок применения ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве», арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Обеспечительные меры на единственное жилье

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Спор об освобождении имущества от ареста (на основании судебной практики Московского городского суда)
(«Электронный журнал «Помощник адвоката», 2022) Например, арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Нормативные акты: Обеспечительные меры на единственное жилье

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016)»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016) 1. Арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50
«О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» Например, арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Кредиторы массово просят суд изымать единственное жилье уральских должников, считая его «роскошным»

Арбитражный суд Свердловской области рассмотрел «ни один десяток» споров об обращении взыскания на единственное жилье должника, но чаще отказывает в этом из-за неверной трактовки «роскошности» объекта. Об этом на пресс-конференции рассказал заместитель председателя Арбитражного суда Илья Чураков. Напомним, в апреле 2021 года Конституционный суд (КС) РФ допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. В августе того же года это подтвердил и Верховный суд.

По его словам, судами пока нарабатывается опыт рассмотрения таких споров. Пока Арбитражный суд Свердловской области в большинстве случаев отказывает кредиторам в признании жилья роскошным и его замещении. «Как раз потому что не все понимают критерии, и в каждой конкретной ситуации мы разбираемся. В частности мы должны понимать, что выгода от продажи роскошного жилья должна иметь существенный экономический эффект для расчета с кредиторами»,— добавил он.

В России летом прошлого года состоялись первые торги по продаже единственного жилья гражданина-банкрота. Как следует из данных ЕФРСБ, была продана двухуровневая пятикомнатная квартира площадью 147,3 кв. м в Екатеринбурге, которая принадлежала Аркадию Поторочину. Квартиру за 8,2 млн руб. (при начальной стоимости 9,1 млн руб.) досталась ООО «Правознай». Аркадию Поторочину предоставили взамен новую квартиру, почти в пять раз меньше прежней.

Как ранее сообщал «Ъ-Урал», кредиторы основателя турфирмы «Мир» Сергея Бузько поддержали продажу его единственной квартиры площадью 138 кв. м в Екатеринбурге. Это решение будет рассмотрено судом.

Как Верховный суд объяснил правила изымания единственного жилья должника — в материале «Выселье только начинается».

Верховный суд подтвердил возможность продавать на торгах единственное жилье банкрота

Верховный суд подтвердил право продавать на торгах единственное жилье банкрота, предоставляя ему взамен более скромную недвижимость. ВС сформулировал правила, которыми должны руководствоваться суды, принимая решения о замещающем жилье

Кредиторы вправе продать на торгах единственное дорогое жилье банкрота, предложив ему взамен более скромную жилую недвижимость, пришла к выводу Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда. «Судебная коллегия полагает, что в процедуре банкротства не исключается и возможность приобретения замещающего жилья финансовым управляющим за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии», — говорится в определении ВС, вынесенного по спору Россельхозбанка и хабаровского индивидуального предпринимателя Владимира Балыкова.

В этом случае для обеспечения права должника и членов его семьи на жилище, гарантированного Конституцией России, условия сделок купли-продажи должны быть сформулированы таким образом, чтобы право собственности должника на имеющееся у него жилое помещение прекращалось не ранее возникновения права собственности на замещающее жилье, отмечается в документе.

Иммунитет, гарантирующий должникам сохранение в собственности их единственного жилья, за исключением заложенного по ипотеке, установлен статьей 446 Гражданского кодекса. В 2012 году Конституционный суд постановил, что это правило не распространяется на дорогостоящую недвижимость, обязав законодателей разработать критерии роскошного жилья, чтобы взамен него приобретать более скромное. Законодательных изменений не произошло, отмечает «Интерфакс». И в апреле 2021 года Конституционный суд разрешил судам в зависимости от обстоятельств дела самим решать, сохранять за должником единственное жилье или нет, а также определять порядок предоставления кредитором должнику замещающего жилья.

После этого решения Верховный суд впервые высказался по поводу изъятия единственного жилья у банкротов. Он сформулировал ряд правил, которыми следует руководствоваться судам в таких ситуациях, в том числе дав право приобретать замещающее жилье не только кредитору, но и финансовому управляющему «за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии», отмечает агентство. Вопрос об ограничении имущественного иммунитета обязательно должен обсуждаться на собрании кредиторов. И в случае, если обязательства банкрота вытекают из его поручительства, то суд может определить очередность обращения взыскания таким образом, чтобы жилье продавалось лишь при недостаточности имущества основного должника для проведения расчетов с кредитором.

Также должна быть предусмотрена возможность прекращения торгов по продаже излишнего жилья, если цена упала ниже той, при которой с учетом покупки замещающего жилья не произойдет эффективное пополнение конкурной массы.

Балыков задолжал Россельхозбанку 34,68 млн рублей. В рамках дела о банкротстве он попытался спасти от реализации свой земельный участок в 21 сотку и дом площадью 366,4 кв. м, отмечая, что это его единственное жилье. Суды двух инстанций отказались наделить дом и участок имущественным иммунитетом, но кассация встала на сторону Балыкова, не увидев в его действиях злоупотреблений.

ВС счел выводы всех трех инстанций преждевременными. И отправил дело Балыкова на новое рассмотрение, поручив судам учесть свои последние разъяснения.

В июне 2021 года на торгах впервые в России продали единственное жилье гражданина-должника. Двухуровневая квартира индивидуального предпринимателя Аркадия Поторочина общей площадью 147,3 кв. м в Екатеринбурге была продана за 8,25 млн рублей. Поторочин был признан банкротом, его долги составляли 21,4 млн рублей. Кредиторы предложили заменить его двухуровневую квартиру на однокомнатную в Екатеринбурге площадью 31,7 кв. м с учетом того, что Поторочин холост и не имеет иждивенцев. Суды отклонили ходатайство Поторочина, решив, что предложенная новая квартира «разумно достаточна для удовлетворения конституционно значимых потребностей в жилище для одного человека».

Выселье только начинается

Судам объяснили, как изымать единственное жилье должников

На примере дела Владимира Балыкова Верховный суд РФ (ВС) разъяснил порядок и условия продажи единственного жилья банкротов, допустив такую возможность даже в отсутствие недобросовестных действий должника. Главное — экономический смысл такой продажи, позволяющий погасить часть долгов. Это первое решение на уровне экономколлегии после того, как в апреле Конституционный суд РФ (КС) при ряде условий разрешил снятие с такого жилья иммунитета от взыскания. Юристы отмечают, что инструкции ВС в большей степени защищают кредиторов, а должники могут лишиться не только жилья, которое принято считать роскошным.

ВС опубликовал определение экономколлегии по делу о банкротстве Владимира Балыкова — его признали несостоятельным в январе 2020 года по инициативе Россельхозбанка, которому гражданин задолжал 34,7 млн руб. Должник просил суд исключить из конкурсной массы дом с земельным участком под ним в Хабаровском крае как единственное пригодное для проживания жилье.

В первой и апелляционной инстанциях ходатайство было отклонено. Дело в том, что с апреля 2004 года по май 2020-го господин Балыков был прописан в хабаровской квартире матери, а уже после признания его банкротом зарегистрировал право собственности на дом и прописался там. Суды сочли эти действия недобросовестными, направленными на «искусственное получение исполнительского иммунитета» на спорный дом. Кассация в январе 2021-го, напротив, дала имуществу иммунитет, посчитав, что смена прописки еще «не свидетельствует о злоупотреблении правом», а у должника нет другого жилья. Россельхозбанк обжаловал это в ВС, и дело было передано в экономколлегию (КЭС), которая не согласилась ни с одним из этих решений.

Экономический смысл

Первая и апелляционная инстанции, указал ВС, не учли доводы должника о том, что, несмотря на прописку по адресу матери, он фактически жил в доме задолго до возбуждения банкротного дела и достраивал его. Задержку же с оформлением дома в собственность тот объяснял судебной тяжбой с соседями из-за границ участка и нехваткой документов для регистрации. Кроме того ВС отметил, что презумпция проживания гражданина по месту регистрации «является опровержимой» и тот вправе подтвердить фактический адрес иными доказательствами, а суды должны выяснить объективные причины смены должником места жительства и наличие намерений причинить вред кредиторам.

ВС также разъяснил, что замещающее жилье может быть заранее куплено кредиторами за свой счет (с последующей компенсацией) либо финансовым управляющим (ФинУ) за счет выручки от продажи старого жилья должника, но в договорах должно быть прописано, что сначала должник получает в собственность новое жилище и уже потом лишается прав на старое.

Замещение жилья должника и порядок его продажи должно одобрить собрание кредиторов, а затем суд. Этот судебный акт можно обжаловать.

В деле Владимира Балыкова, указал ВС, если должник не злоупотреблял правом, судам следовало обязать ФинУ провести собрание кредиторов по вопросу замещения, установить рыночную стоимость дома с землей, издержки по его продаже и покупке нового жилья и исчислить сальдо (сумму, на которую пополнится конкурсная масса), проверив его на «малозначительность», чтобы продажа не стала просто наказанием должника вместо эффективного погашения долгов.

Как у несостоятельного гражданина впервые забрали квартиру

Кроме того, судам нужно было удостовериться в том, не могут ли долги перед Россельхозбанком быть погашены за счет имущества основного заемщика (ООО «Восток-Инвест»), за которого поручался гражданин, а также проверить возможную принадлежность должнику еще одной квартиры в Хабаровске, что сделает спорный дом не единственным жилищем. В связи с неоценкой судами множества обстоятельств ВС направил дело на новое рассмотрение.

Универсальная инструкция

«Постановление ВС по делу Балыкова — первое решение ВС, в котором он применяет на практике апрельскую позицию КС по исполнительскому иммунитету на единственное жилье должника»,— подчеркивает ведущий юрист ФБК Legal Анастасия Суворова. В этом деле ВС сформулировал «правовые позиции универсального характера», которые станут «ориентиром для нижестоящих судов при решении аналогичных споров», добавляет партнер юрфирмы «Сотби» Антон Красников.

Впрочем, радоваться должны в первую очередь кредиторы. «Для кредиторов — это, несомненно, благая весть,— признает госпожа Суворова.— Будет прекращена практика защиты по формальным основаниям (отсутствие критериев в законе) действительно больших и дорогих квартир, за счет продажи которых будет погашаться больше долгов».

Для должников же здесь возникают значительные риски, продолжает госпожа Суворова: например, отсылка к нормам соцнайма может быть воспринята судами буквально и «в дальнейшем любое, даже далекое от роскоши жилье должников не будет застраховано от обмена» на меньшее.

Почему у наследника банкрота постановили не забирать долю в квартире

Ориентиров или критериев такой «малозначительности» ВС не дает, что вызывает беспокойство по поводу применения этого понятия, отмечает госпожа Суворова. По мнению Алексея Костоварова, малозначительность — это когда расходы и доходы от замещения жилья почти равны, хотя многое зависит от общей суммы долгов. Сергей Домнин считает, что при больших долгах погашение даже на 5% от реестра (50 млн руб. от 1 млрд руб.) уже будет иметь экономический смысл, так как средний процент удовлетворения требований кредиторов в банкротстве граждан в 2020 году составлял 3,8%.

Оцените статью
Добавить комментарий