Как обанкротить контрагента должника

Как обанкротить контрагента должника

ВС уточнил, когда можно банкротить контрагента должника

ВС уточнил, когда можно банкротить контрагента должника

Речь идет о ситуации, когда компания не исполнила решение суда о возврате в конкурсную массу имущества, переданного должником по преференциальной сделке. Это дело попало в Обзор практики Верховного суда № 3.

В банкротном деле общества «Монт-Стар» суд признал недействительными операции по переводу должником денег фирме «Монт-Сталь-Рус». Эти средства (1,4 млн руб.) обязали вернуть в конкурсную массу должника.

То есть у компании «Монт-Стар» появилось реституционное требование к организации «Монт-Сталь-Рус», но та не исполнила обязательство. Поэтому конкурсный управляющий решил обанкротить «Монт-Сталь-Рус» (дело № А21-8956/2018).

Три инстанции признали спорный долг, но прекратили производство по банкротному делу. Суды решили, что обсуждаемое реституционное требование обязывает стороны вернуть полученное по недействительным операциям, а не уплатить деньги по гражданско-правовой сделке. Поэтому такое требование не учитывается при определении признаков банкротства и не может являться основанием, чтобы возбудить дело о несостоятельности.

В кассационной жалобе в Верховный суд конкурсный управляющий настаивал, что правовая природа требования общества «Монт-Стар» предоставляет ему право инициировать банкротство «Монт-Сталь-Рус». Экономколлегия с этим согласилась. Если компания не исполнила решение суда о возврате в конкурсную массу имущества, переданного должником по преференциальной сделке, то такую фирму можно тоже банкротить, подчеркнул ВС.

ВС уточнил, когда можно банкротить контрагента должника

Речь идет о ситуации, когда компания не исполнила решение суда о возврате в конкурсную массу имущества, переданного должником по преференциальной сделке. Это дело попало в Обзор практики Верховного суда № 3.

В банкротном деле общества «Монт-Стар» суд признал недействительными операции по переводу должником денег фирме «Монт-Сталь-Рус». Эти средства (1,4 млн руб.) обязали вернуть в конкурсную массу должника.

То есть у компании «Монт-Стар» появилось реституционное требование к организации «Монт-Сталь-Рус», но та не исполнила обязательство. Поэтому конкурсный управляющий решил обанкротить «Монт-Сталь-Рус» (дело № А21-8956/2018).

Три инстанции признали спорный долг, но прекратили производство по банкротному делу. Суды решили, что обсуждаемое реституционное требование обязывает стороны вернуть полученное по недействительным операциям, а не уплатить деньги по гражданско-правовой сделке. Поэтому такое требование не учитывается при определении признаков банкротства и не может являться основанием, чтобы возбудить дело о несостоятельности.

В кассационной жалобе в Верховный суд конкурсный управляющий настаивал, что правовая природа требования общества «Монт-Стар» предоставляет ему право инициировать банкротство «Монт-Сталь-Рус». Экономколлегия с этим согласилась. Если компания не исполнила решение суда о возврате в конкурсную массу имущества, переданного должником по преференциальной сделке, то такую фирму можно тоже банкротить, подчеркнул ВС.

Банкротить или звать приставов: как быстрее получить долг с контрагента

Если недобросовестный контрагент не хочет возвращать долг, можно попробовать взыскать его через суд. Однако, уверен партнер LegalFront Михаил Колосков, этот подход не всегда эффективен. Эксперт рассказал, в каких случаях выгоднее банкротить должника

В коммерческой сфере нередко возникают ситуации, когда даже самый надежный контрагент, всегда исправно выполнявший свои обязательства, попадает в затруднительное финансовое положение. Это негативно сказывается не только на нем самом, но и на его кредиторах, которые в такой ситуации задаются вопросом: как быстро вернуть свои деньги?

Одно дело, когда должник ведет себя добросовестно: в интересах сохранения своего бизнеса участвует в переговорах с кредиторами, ищет альтернативные способы погашения задолженности, реализует часть активов — делает все для добровольного погашения задолженности. Совершенно иная ситуация с недобросовестными должниками, которые не выходят на контакт с кредиторами, переписывают имущество на третьих лиц, вводят компанию в процедуру ликвидации и в целом любыми способами уклоняются от выплаты долга.

На первый взгляд все просто: необходимо обратиться в суд. Но реальность такова, что задолженность, юридически установленная и взысканная в судебном порядке, далеко не всегда будет погашена должником фактически. В таком случае возможно только принудительное взыскание задолженности.

В статье сравним «за» и «против» двух основных способов взыскания долгов.

Исполнительное производство

Исполнительное производство в России является заключительной стадией судебного процесса, которая наступает только при неисполнении в добровольном порядке решений судов, вступивших в законную силу.

Заявление о возбуждении исполнительного производства с приложенным к нему исполнительным листом подается в службу судебных приставов по месту нахождения должника. Больше от кредитора ничего не требуется, остается только ждать поступления денежных средств на счет. Иногда, если у должника есть деньги на счетах, это происходит быстро: приставы арестовывают счета, списывают необходимую сумму, перечисляют ее кредитору, и все счастливы (кроме должника, конечно).

Однако ситуация, описанная выше, больше похожа на утопию. В действительности судебные приставы буквально завалены работой, и рассмотрение заявления затягивается на неопределенный срок.

Законодательством РФ предусмотрено денежное взыскание — исполнительский сбор в размере 7% от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества. Этот сбор налагается на должника, кредитор, в свою очередь, освобожден от затрат.

У исполнительного производства также есть ряд недостатков.

В рамках исполнительного производства взыскание задолженности производится на основании специального документа — исполнительного листа. Он может быть утерян или украден. И в том, и в другом случае выдача его дубликата может занять несколько месяцев.

В нашей практике мы столкнулись с кражей исполнительного листа из отделения почты. Неизвестный получил почтовое отправление по поддельной доверенности, и теперь концов не найти. Мы подали заявление в полицию, но результата это не принесло. Теперь предстоит получить дубликат, что займет как минимум три месяца.

Финансовая ответственность должника ограничивается имеющимся у него имуществом. Поэтому они часто переписывают его на родственников или третьих лиц, становясь тем самым «пустыми». Если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем законные меры по отысканию имущества оказались безрезультатными, исполнительный лист возвращается взыскателю, а производство прекращается.

Если должник все же не вывел имущество, то процедура его продажи может затянуться на очень долгий срок. Конечно, есть способ ускорить процесс — подать жалобу на действие/бездействие судебного пристава-исполнителя. Однако срабатывает он редко. В итоге кредитор тратит дополнительное время и нервы, а долг ему так и не возвращается.

Исполнительное производство состоит в продаже имеющегося у должника имущества и удержания из доходов части средств на выплату кредитору. Других инструментов у пристава-исполнителя нет. Причем даже это полномочие не всегда реализуется эффективно: если имущество расположено не в регионе местонахождения должника, то у приставов буквально опускаются руки, ведь его продажа потребует временных и финансовых затрат.

Банкротство

Последний пункт подводит нас к плюсам процедуры банкротства.

Арбитражный управляющий вправе реализовывать на торгах все имущество и активы должника, включая дебиторскую задолженность и доли участия в организациях. При этом кредитор может контролировать порядок проведения торгов и согласовывать условия их проведения.

Арбитражный управляющий в отличие от приставов выходит за рамки стандартных видов имущества — деньги на счетах, автомобили, недвижимость — и направляет запросы в различные органы и организации, чтобы узнать, не обладает ли должник, например, объектами интеллектуальной собственности или ценными бумагами.

Например, недавно в одной из процедур по требованию конкурсного кредитора мы направили дополнительные запросы в брокерские организации. В результате было установлено, что в одной из них на имя должника открыты счета, на которых числятся ценные бумаги на крупную сумму денег. Они будут реализованы, а денежные средства направлены на погашение требований кредиторов.

Арбитражному управляющему предоставлено право оспаривать сделки должника, которые привели к уменьшению состава имущества должника, а также сделки, совершенные во вред кредиторам или в качестве преимущественного удовлетворения отдельных кредиторов. Даже сам конкурсный кредитор получает возможность оспорить ничтожные сделки должника, если это позволит увеличить размер удовлетворения его требований.

Субсидиарная ответственность — это когда долги разорившейся компании выплачивают ее руководители или владельцы. Если в ходе проведения процедуры банкротства у должника не будет выявлено денежных средств или иных активов, то законодательство РФ о банкротстве предусматривает возможность привлечения руководителей, участников, акционеров и других контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по долгам предприятия. Для этого необходимо доказать недобросовестность указанных лиц. В таком случае для кредитора существенно увеличиваются шансы удовлетворить свои требования.

Стоит отметить, что это преимущество срабатывает только в отношении добросовестных компаний, заботящихся о своей репутации. Если организация заинтересована в продолжении хозяйственной деятельности, то ее руководство предпримет все возможное для скорейшего погашения задолженности, ведь наличие заявления о банкротстве в производстве суда может приостановить многие коммерческие процессы, испортить взаимоотношения с другими контрагентами.

Несмотря на все преимущества, у процедуры банкротства есть свой недостаток: она требует финансовых затрат со стороны кредитора.

При подаче заявления о банкротстве должника кредитору необходимо оплатить государственную пошлину, а также внести на депозитный счет арбитражного суда средства, из которых арбитражный управляющий получит фиксированное вознаграждение и возместит расходы, понесенные в ходе проведения процедуры банкротства. Также, если вы выбираете данный способ взыскания долгов, не стоит игнорировать помощь юристов, специализирующихся на банкротстве, поскольку у этого процесса есть множество нюансов. Заранее заложите в бюджет оплату их услуг.

Вместе с тем необходимо отметить, что если у должника есть имущество, то процедура банкротства будет проходить за его счет. В таком случае кредитор остается в двойном плюсе: получает удовлетворение своих требований и возмещение финансовых затрат на процедуру.

В заключение хочется сказать, что идентичных ситуаций не бывает и каждый из способов может быть по-своему хорош в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

ВС: Для инициирования банкротства не обязательно решение суда, подтверждающее задолженность

По мнению экспертов «АГ», высшая судебная инстанция, продолжая перестраивать практику по упрощенному порядку введения процедуры банкротства, впервые сформулировала свою позицию в случае, когда дело о банкротстве возбуждается лицом, исполнившим обязательства по кредитному договору за должника на основании соглашения.

Коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ 24 октября вынесла Определение № 305-ЭС-10166, в котором указала, что для обращения в суд с заявлением о банкротстве должника судебный акт о взыскании задолженности по обязательству из кредитного договора не требуется.

Как указано в документе, ООО «Прайд» в августе 2016 г. заключило с банком кредитный договор, в соответствии с которым заемщику была открыта кредитная линия с лимитом в 100 млн руб. на срок до года. В марте 2017 г. заемщик заключил соглашение с новым кредитором – обществом «Этсетера», которое в течение месяца погасило его задолженность перед банком в размере 80 млн руб. с правом возврата должником средств в полном объеме.

Ссылаясь на условия соглашения, «Этсетера» направила должнику претензию о погашении задолженности в размере около 83 млн руб. Поскольку претензия осталась без удовлетворения, компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным.

Решением суда первой инстанции во введении внешнего наблюдения в отношении компании «Прайд» было отказано, а производство по делу о несостоятельности – прекращено. При этом суд указал, что из положений ст. 33, п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве, а также п. 4 Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 296-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”» следует, что у кредитора отсутствует право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, если оно не подтверждено вступившим в силу судебным решением.

Также суд отметил, что в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона о банкротстве к заявлению кредитора должны быть приложены вступившие в законную силу решения суда, рассматривавшего требования конкурсного кредитора, работника или бывшего работника должника к должнику. Кредитором в подтверждение наличия задолженности должника вступивший в силу судебный акт не представлен.

Кроме того, суд добавил, что «Этсетера» не является кредитной организацией, а ее требования к должнику возникли из соглашения. Апелляция и окружной суд поддержали позицию суда первой инстанции, отметив, что соглашение между должником и новым кредитором не предусматривает переход к последнему права требования по кредитному договору от банка.

Не согласившись с решениями судов, «Этсетера» обратилась в Верховный Суд с жалобой, в которой просила отменить их по причине существенного нарушения судами норм права.

Верховный Суд напомнил, что по смыслу абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве в качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве без подтверждения требования вступившим в силу судебным актом, учитывается не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемая ею в установленном порядке деятельность по осуществлению банковских операций. «В подобных ситуациях судам необходимо проверять, являются ли данные требования следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или связанными с ними требованиями (например, из обеспечительных сделок)», – указал Суд в определении, направляя дело на пересмотр в первую инстанцию.

Руководитель судебной практики компании PARADIGMA Андрей Торянников в комментарии «АГ» отметил, что в данном определении Верховный Суд впервые сформулировал свою позицию по применению норм Закона о банкротстве в случае, когда дело о банкротстве возбуждается лицом, исполнившим обязательства по кредитному договору за должника на основании соглашения с ним в соответствии с п. 1 ст. 313 ГК.

При этом эксперт добавил, что к вопросу возбуждения дела о банкротстве не кредитной организацией, а лицом, к которому перешли права требования к должнику, ВС обращается уже не в первый раз. В частности, в Обзоре судебной практики № 4 за 2016 г. отмечается, что предусмотренное Законом о банкротстве право кредитных организаций инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке не следует рассматривать ограничительно.

Кроме того, как отметил Андрей Торянников, поскольку по смыслу п. 1 ст. 819 ГК требования из кредитного договора являются требованиями, возникновение которых связано с реализацией специальной правоспособности кредитной организации, то после перехода к новому кредитору права требования к обществу, возникшего из кредитного договора, к цессионарию переходит и право инициировать процедуру несостоятельности в упрощенном порядке. Эксперт выразил надежду, что в дальнейшем подобные ситуации будут разрешаться судами первой инстанции.

По мнению юриста ART DE LEX Аслана Тибилова, ВС продолжает перестраивать судебную практику по вопросу возможности введения процедуры банкротства в упрощенном порядке заявителями, не обладающими статусом кредитной организации, но чьи требования к должнику вытекают из кредитных отношений.

Он отметил, что ранее ВС РФ в Определении от 12 октября 2016 г. № 306-ЭС16-3611 разъяснял, что в качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве подобным способом, должен рассматриваться не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций.

Аслан Тибилов пояснил, что отличительная особенность предъявляемых кредитными организациями требований состоит в том, что они, как правило, подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс доказывания их наличия и размера носит упрощенный характер. «В случае если право требования из кредитного договора переходит к лицам, не обладающим специальной правосубъектностью, для возбуждения дела о банкротстве в упрощенном порядке судам следует проверять, из каких правоотношений оно возникло», – добавил он.

Как пояснил эксперт, в рассматриваемой ситуации кредитор приобрел право требования банка к должнику путем исполнения обязательства за должника (ст. 313 ГК РФ), что, в сущности, влечет те же правовые последствия, которые наступают в результате заключения соглашений об уступке прав требования. «Поэтому ВС справедливо указал на возможность возбуждения дела о банкротстве в упрощенном порядке в данном деле», – резюмировал Аслан Тибилов.

Кирилл Горбатов, партнер АБ «Юрлов и партнеры» добавил, что в рассматриваемом деле переход прав состоялся в силу закона (ст. 387 ГК РФ), а не заключенного между цедентом и цессионарием договора цессии, но, как справедливо указал ВС, юридические последствия двух ситуаций абсолютно одинаковы, поэтому основания лишать заявителя привилегии обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника, не имея при этом вступившего в силу судебного акта, отсутствуют. «При этом досадно, что суды нижестоящих инстанций не взяли на себя инициативу “расширения” ранее сложившейся практики, и этот достаточно простой, на мой взгляд, кейс дошел до высшей судебной инстанции», – отметил он.

Адвокат также обратил внимание на очень важную деталь – требования, разрешающие обращаться с заявлением о банкротстве без судебного акта. «Ранее позиция ВС заключалась в том, что такие требования должны возникнуть из специальных правоотношений, регулируемых банковским законодательством (кредитные правоотношения), – пояснил Кирилл Горбатов. – В данном определении к специальным требованиям добавились обеспечивающие сделки. Пожалуй, не стоит говорить, что такие сделки (поручительство, залог и т.д.) к требованиям, вытекающим из деятельности кредитных учреждений, не относятся».

Оцените статью
Добавить комментарий