Как отменить договор цессии должнику по кредиту

Как отменить договор цессии должнику по кредиту

Договор цессии прерывает срок исковой давности

ВС РФ определил, при каких условиях банки могут передавать долги граждан коллекторам

ВС РФ пришел к выводу, что долги граждан по банковским кредитам можно передавать коллекторам только в случае, если такая возможность прямо предусмотрена в договоре банка с клиентом. Законодательство о защите прав потребителей не предусматривает право банка передавать права требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим соответствующей лицензии на право осуществления банковской деятельности. Однако такая возможность может быть прописана в договоре.

Суть дела

Между ОАО «УРСА Банк» и гражданкой К. 31.10.2007 заключен кредитный договор по программе «кредитная карта VISA», согласно которому банк предоставил заемщице кредит в размере 35 000 руб. под 25% годовых. Срок действия кредитного договора — до востребования, но не позднее 27.05.2027. Во исполнение кредитного договора банк осуществил перечисление денежных средств ответчику в размере 35 000 руб, что подтверждается выпиской по счету.

Позднее ОАО «УРСА Банк» был реорганизован в ОАО «МДМ Банк», который, в свою очередь, был реорганизован в ПАО «Бинбанк».

В феврале 2013 г. между ОАО «МДМ Банк» и ЗАО КБ «Кедр» заключен договор, согласно которому к ЗАО КБ «Кедр» перешло право требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К. И в этот же день права требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К., последовательно перешли от ЗАО КБ «Кедр» к ОАО «АБ „Пушкино“», а затем к ООО «Нет долгов» в связи с заключением договоров уступки прав от 27.02.2013.

Через год, 10.02.2014, между ООО «Нет долгов» (цедент) и ООО «Бастион» (цессионарий) заключен договор уступки требования (цессии), согласно которому цессионарий принял права требования к физическим лицам по выкупленным цедентом кредитным обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с должниками третьим лицом. В реестре уступаемых прав по договору числится кредитный договор, заключенный гражданкой К. Сумма задолженности ответчика по кредитному договору на момент передачи прав требования составляла около 713 000 руб.

ООО «Бастион» обратилось в суд с иском к гражданке К. о взыскании задолженности по кредитному договору в размере уже 865 000 руб. (к этому моменту сумма задолженности еще возросла), а также расходов на оплату государственной пошлины в размере 12 000 руб.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца. Он исходил из того, что гражданка К. ненадлежащим образом исполняла свои обязательства по кредитному договору, права требования по которому уступлены по договору цессии ООО «Бастион».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав при этом, что согласие гражданки К. на заключение оспариваемых договоров цессии не требовалось, поскольку личность кредитора не имела существенного значения для исполнения должником обязательств, вытекающих из кредитного договора. Кроме этого, суд отметил, что кредитный договор не содержит условия, запрещающего передачу прав третьим лицам.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При этом он руководствовался следующей логикой.

Исходя из этого, ВС РФ пришел к выводу, что действующее законодательство не исключает возможность передачи права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, однако такая уступка допускается, если соответствующее условие предусмотрено договором между кредитной организацией и потребителем и было согласовано сторонами при его заключении.

Как следует из материалов дела, кредитный договор, заключенный между банком и гражданкой К., а также условия кредитования, являющиеся его неотъемлемой частью, не содержали положения о возможности уступки прав по данному договору третьим лицам. Таким образом, судом первой инстанции не учтены, а судом апелляционной инстанции неправильно применены разъяснения, содержащиеся в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17. Подобные нарушения права являются существенными, так как они повлияли на исход дела.

Приведенное дело является не первым прецедентом, в котором ВС РФ запретил уступку права требования к должнику по кредитному договору коллекторам в случае, если подобная возможность прямо не предусмотрена в договоре. Ранее соответствующая правовая позиция высказывалась, в частности, в определениях ВС РФ от 06.11.2018 № 14-КГ18-47, от 23.06.2015 № 53-КГ15-17.

Отметим, что на практике банки в большинстве случаев все же прописывают в кредитном договоре свое право на уступку праву требования. И заемщикам, как правило, сложно добиться исключения подобных условий.

Договор цессии прерывает срок исковой давности

Подборка наиболее важных документов по запросу Договор цессии прерывает срок исковой давности (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Договор цессии прерывает срок исковой давности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Московского городского суда от 16.07.2021 по делу N 33-24214/2021
Категория спора: Кредит.
Требования займодавца: 1) О взыскании основного долга; 2) О взыскании процентов за пользование кредитом; 3) О взыскании неустойки по кредитному договору; 4) Об обращении взыскания на заложенное имущество.
Обстоятельства: Истец указал на ненадлежащее исполнение заемщиком обязательства по возврату денежных средств.
Решение: 1) Отказано; 2) Отказано; 3) Отказано; 4) Отказано. Доводы апелляционный жалобы о том, что в связи с признанием договора уступки прав требования от 20 июля 2016 года, заключенного с С.Д., недействительным, срок исковой давности прерывался, в связи с чем банк не имел объективной возможности обратиться в суд с требованиями к ответчику в период с 20 июля 2016 года по 29 августа 2019 года, не могут являться основанием для отмены принятого судебного акта, поскольку на правильность выводов суда первой инстанции не влияют, учитывая, что в удовлетворении исковых требований заявителя отказано не только в связи с пропуском срока исковой давности, но и в связи с отсутствием оснований для их удовлетворения.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2022 N 16АП-4625/2017 по делу N А63-12191/2017
Требование: Об отмене определения об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов должника.
Решение: Определение оставлено без изменения. Иск предъявлен ООО «Газнефтекомплект» к ООО «Альянс-Интернейшнл» в рамках договора уступки прав, а не в отношении должника по задолженности из договора поставки. В связи с чем указанный спор не может являться основанием для прерывания срока исковой давности в отношении задолженности по поставке (а не в отношении задолженности по цессии).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Договор цессии прерывает срок исковой давности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Готовое решение: Как признать договор цессии незаключенным и какие последствия это влечет
(КонсультантПлюс, 2022) Первоначальному кредитору стоит помнить, что заключение договора цессии и последующее его признание незаключенным не влияют на течение срока исковой давности. Иск к должнику он должен успеть подать в пределах общего срока исковой давности. В противном случае должник может заявить о пропуске срока и суд откажет во взыскании долга. Это связано с тем, что перемена лиц в обязательстве не прерывает срок исковой давности (ст. 201 ГК РФ). И тем более срок не прерывается в случае незаключенности договора цессии.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Готовое решение: Как исчисляется срок исковой давности для взыскания задолженности, уступленной по договору цессии
(КонсультантПлюс, 2022) Срок исковой давности по взысканию этого долга составляет три года и начал течь 13 декабря 2019 г., то есть на следующий день после окончания срока исполнения обязательства. Течение срока давности не приостанавливалось, не прерывалось, он действует до 12 декабря 2022 г. включительно.

Нормативные акты: Договор цессии прерывает срок исковой давности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Обзор: «Топ-5 «поворотных» дел арбитражных судов округов за февраль 2022 года»
(КонсультантПлюс, 2022) Истец ссылался на то, что ответчик подписал договор цессии и тем самым признал долг. Значит, течение срока исковой давности прервалось.

Как исчисляется срок исковой давности для взыскания задолженности, уступленной по договору цессии

Срок исковой давности в этом случае исчисляется в обычном порядке. Смена кредитора на него не влияет (ст. 201 ГК РФ).
Течение срока начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является ответчиком по иску об этом нарушении (п. 1 ст. 200 ГК РФ). В частности, это может быть момент, когда кредитор узнал о нарушении обязательства должником.
Разница только в том, что сначала кредитором был цедент. И если должник нарушил его права до уступки, то в срок исковой давности для цессионария уже вошло то время, когда он еще ничего не знал и не имел отношения к этому обязательству. Достаточно того, что о нарушении знал или должен был знать цедент (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43).

При заключении договора цессии рекомендуем внимательно проверять, не истек ли срок исковой давности по требованию, которое вам уступают. Если оно к вам перейдет, когда такой срок уже истек, вы рискуете не взыскать задолженность, которую вам уступили.
При этом есть еще риск, что цедент за это не будет отвечать, так как по общему правилу он отвечает только за недействительность требования (п. 1 ст. 390 ГК РФ). Суды же не расценивают требование с истекшим сроком давности как недействительное, поскольку:
оно принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности (п. 1 ст. 199 ГК РФ);
не исключено добровольное удовлетворение такого требования должником.

Материал статьи взят из открытых источников

Остались вопросы к адвокату по данной тематике?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Оплата третьим лицом договора цессии не лишает цессионария права требования возврата денег у должника

Адвокаты поддержали правовую позицию ВС, при этом один из них выразил удивление относительно постановления кассации. Он указал, что Арбитражный суд Московского округа, чересчур буквально толкуя норму о восстановлении первоначального положения, которое существовало до совершения сделки, посчитал, что право на включение в реестр имеет не цессионарий, а третье лицо, исполнившее за него обязательство.

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-2386 (11) по делу № А40-12417/2016, в котором разобрался, лишает ли цессионария оплата третьим лицом договора цессии права требования возврата денежных средств у должника.

11 декабря 2015 г. между ООО «Коммерческий банк “Эргобанк”» и Натальей Ирченко был заключен договор цессии, в соответствии с которым банк уступил ей права требования к Вадиму Кондратьеву по кредитному договору, а также по договорам, обеспечивающим исполнение кредитных обязательств. За приобретаемые Натальей Ирченко права со счета ее отца была произведена оплата в размере почти 15 млн руб.

15 января 2016 г. у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению кредитной организацией. А 24 декабря 2018 г. Арбитражный Суд г. Москвы по заявлению конкурсного управляющего признал договор цессии недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, восстановил права банка по кредитному договору к Вадиму Кондратьеву в качестве последствий недействительности.

Наталья Ирченко обратилась к конкурсному управляющему с заявлением о включении почти 15 млн руб., уплаченных банку по признанному недействительным договору цессии, в реестр требований кредиторов должника, однако получила отказ ввиду принадлежности денег ее отцу, с чьего счета была произведена оплата по договору цессии.

Женщина обратилась в суд с возражениями на отказ конкурсного управляющего включить ее требования в реестр. Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций сослались на ст. 167 и 313 ГК. Они пришли к выводу о необоснованности отказа конкурсного управляющего, указав, что надлежащей двусторонней реституцией в данном случае будет восстановление прав требования к банку у Натальи Ирченко, являвшейся стороной сделки, признанной впоследствии недействительной. Оплата третьим лицом договора цессии законна и не лишает Наталью Ирченко права требования возврата денежных средств у банка, так как ее отец не являлся самостоятельным участником сделки.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд округа указал, что надлежащей двусторонней реституцией по данному обособленному спору является восстановление задолженности банка перед отцом Натальи Ирченко, что приведет к восстановлению именно того положения, которое существовало до совершения подозрительной сделки.

Наталья Ирченко обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС заметил, что суды первой и апелляционной инстанций верно установили, что признанная недействительной уступка права требования состояла из двух встречных обязательств, где, c одной стороны, Ирченко получила от банка право требования к Кондратьеву по кредитному договору, а, с другой стороны, банк получил от нее денежные средства в счет оплаты уступленного им права.

Суд указал, что в данном случае отец Натальи Ирченко, перечисливший в порядке ст. 313 ГК денежные средства, не являлся самостоятельным участником сделки. ВС заметил, что соглашение, лежащее в основании банковской операции по переводу денежных средств со счета отца Натальи Ирченко за нее в пользу банка в качестве оплаты сделки, а также обстоятельства оплаты третьим лицом за цессионария договора уступки права требования не являлись предметом оспаривания конкурсным управляющим, не были признаны недействительными, следовательно, не лишают женщину права требования уплаченных денежных средств с банка ввиду признания недействительной сделкой договора цессии, стороной по которому выступала она.

Таким образом, подчеркнул ВС, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что признание соответствующей сделки недействительной влечет восстановление права требования Ирченко к банку как стороны признанной недействительной сделки, а у суда округа отсутствовали основания для отмены судебных актов. Верховный Суд отменил постановление суда округа, оставив в силе решения нижестоящих инстанций.

В комментарии «АГ» адвокат, партнер АБ «Синум АДВ» Артем Казанцев заметил, что вопрос о применении последствий недействительности сделки становится предметом рассмотрения Верховного Суда не в первый раз. В частности, высшие суды неоднократно разъясняли, что последствия недействительности сделки могут быть применены лишь к сторонам этой сделки (Определение ВС от 15 мая 2012 г. № 67-В11-10; Определение Верховного Суда от 10 мая 2011 г. № 37-В11-1; Постановление Президиума ВАС от 21 ноября 2006 г. № 9308/06 по делу № А32-17881/2003-39/227).

Несмотря на это, указал Артем Казанцев, судебная практика по-прежнему не выработала единого подхода по некоторым вопросам. В частности, в рамках дела, ставшего предметом рассмотрения Верховного Суда 9 ноября 2020 г., в обособленных спорах с аналогичными обстоятельствами при применении последствий недействительности сделки суд признавал право требовать возврата денежных средств за лицами, фактически перечислившими денежные средства за сторону договора уступки.

«В рассматриваемом определении Верховный Суд обратил внимание, что третье лицо, перечислившее в порядке ст. 313 ГК РФ денежные средства за свою дочь, не являлось самостоятельным участником оспоренной сделки и не может занять место стороны сделки, к которой применяются последствия ее недействительности. Данная позиция Верховного Суда последовательна и логична. Согласно п. 5 ст. 313 ГК к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со ст. 387 ГК РФ, что не свидетельствует о приобретении таким третьим лицом прав должника, обязательство по оплате которого было исполнено», – заключил Артем Казанцев.

Его коллега, адвокат АБ «Синум АДВ» Андрей Амбарцумов заметил, что постановление кассации искренне удивляет: «Арбитражный суд Московского округа, чересчур буквально толкуя норму о восстановлении первоначального положения, которое существовало до совершения сделки, посчитал, что право на включение в реестр имеет не цессионарий, а третье лицо, исполнившее за него обязательство. Однако исполнение обязательства третьим лицом за должника не делает его автоматически кредитором по встречному обязательству», – указал адвокат. Он добавил, что, отменяя кассационное постановление, Верховный Суд поступил в полном соответствии с законом и сложившейся судебной практикой.

Адвокат, старший партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов отметил, что с учетом того обстоятельства, что управляющим не оспаривалась ни сделка цессии, ни платеж во исполнение обязательств цессионария со стороны третьего лица, в силу ст. 313 ГК обязательство считается исполненным непосредственно цессионарием. «Поскольку оплата признана недействительной в порядке реституции, восстанавливается положение, которое существовало до совершения сделки, но не в фактическом (как посчитал суд округа), а в юридическом смысле. В данном случае третье лицо, осуществившее платеж, вправе требовать расчетов у лица, за которого происходила оплата, но никак не с кредитором (банком)», – указал он.

Оцените статью
Добавить комментарий