Как узнать где застрахована ответственность арбитражного управляющего

Законодательство, законы, кодексы, федеральные законы, документы, россия, рф, налогообложение, налоги, трудовое, семейное, налоговое, административное, право, гарант, информационно-правовое обеспечение, система гарант

Как узнать где застрахована ответственность арбитражного управляющего

располагаем всей инфраструктурой

Профессиональная ответственность каждого арбитражного управляющего РОСГАУ, при
проведении процедур банкротства, обязательно застрахована.

В РОСГАУ установлены следующие минимальные размеры страховой суммы ответственности:

  • •10 000 000 рублей — при назначении на предприятия с балансовой стоимостью активов до 100 млн. рублей.
  • •10 000 000 рублей + 3% превышения балансовой стоимости активов должника над 100 млн. рублей — при назначении на предприятия с балансовой стоимостью активов до 300 млн руб.
  • •16 000 000 рублей + 2% превышения балансовой стоимости активов должника над 300 млн. рублей — при назначении на предприятия с балансовой стоимостью активов до 1 млрд руб.
  • •От 20 000 000 + 1% — при назначении на предприятия с балансовой стоимостью активов более 1 млрд руб

Специфика деятельности и прямое указание Закона устанавливают обязательное
требование для страховых организаций, — получить аккредитацию при саморегулируемой
организации арбитражных управляющих.

г. Москва, ул. Бутырский вал, дом 68/10. Тел. 8 (495) 970-10-70; shalamova@msk.ugsk.ru

628012 г. Ханты-Мансийск, ул. Комсомольская, д.61,

Тел. (3467)357-157, loginovaa@ugsk.ru — Алексей Александрович

199178, г. Санкт-Петербург, В.О., 16-я линия, д. 37, Тел. 8 (812) 380-77-99 доб 251, факс 8 (812) 325-86-55

Персональный менеджер — Мороз Мария Владимировна

Тел +7 921-855-31-34, г. Москва, Новый Арбат, д. 14

Тел. 8 (495) 781-22-29 доб. 819, моб 8 (962) 971-22-41, mvm@pomosch.com

140061, Московская область, Люберецкий район, поселок Малаховка, ул. Федорова, д. 4

Персональный менеджер: Воробьева Оксана Александровна

Мы принимаем всю ответственность за профессионализм и компетентность наших арбитражных управляющих и
поэтому сформировали компенсационный фонд, который предоставляет вам дополнительные гарантии
добросовестности и законности нашей деятельности при проведении процедур банкротства.

Фонд сформирован в денежной форме, в размере более 25 000 000 рублей и находится на счете в ЗАО «ГАЗПРОМБАНК УА». Условиями договора предусмотрено возмещение из этих средств убытков и вреда в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей в деле о банкротстве. Целевое использование фонда контролируется депозитарием
ОАО «СД Инфинитум».

Вместе с этим в РОСГАУ действуют подразделения комплаенс-контроля , обеспечивая контроль за соблюдением
арбитражными управляющими нормативно правовых актов и стандартов СРО

Как узнать где застрахована ответственность арбитражного управляющего

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12 июля 2018 г. N 305-ЭС18-2393 Суд отменил принятые ранее судебные акты, поскольку судами ошибочно определено начало периода бездействия конкурсного управляющего по неоспариванию сделок

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12 июля 2018 г. N 305-ЭС18-2393 Суд отменил принятые ранее судебные акты, поскольку судами ошибочно определено начало периода бездействия конкурсного управляющего по неоспариванию сделок

Резолютивная часть определения объявлена 5 июля 2018 года.

Полный текст определения изготовлен 12 июля 2018 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Подиум» (далее — общество) в лице конкурсного управляющего Терехова Валерия Ивановича на решение Арбитражного суда города Москвы от 08.06.2017 (судья Акименко О.А.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2017 (судьи Левина Т.Ю., Проценко А.И. и Семикина О.Н.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.12.2017 (судьи Крекотнев С.Н., Кобылянский В.В. и Петрова В.В.) по делу N А40-5814/2017.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества — Белов И.Н. по доверенности от 09.01.2018;

общества с ограниченной ответственностью Страховая компания «ВТБ Страхование» (далее — компания) — Резниченко А.Н. по доверенности от 13.06.2018 и Стрекаловский М.А. по доверенности от 26.03.2018.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей явившихся в судебное заседание лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

общество обратилось с иском к компании о взыскании страхового возмещения в размере 40 733 560 руб. по договору страхования от 24.05.2012 N ОТА/5501/011466085 (далее — договор N 85), процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 654 657,94 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21.04.2017 по дату фактического исполнения судебного акта, а также процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 37 740,85 руб. по договору страхования N ОТА/5501/011375972 (далее — договор N 72).

К участию в споре в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Лютый Александр Александрович.

Решением суда первой инстанции от 08.06.2017, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 04.10.2017 и округа от 21.12.2017, исковые требования удовлетворены частично, с компании в пользу общества взыскано 37 740,85 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами по договору N 72. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Общество в лице конкурсного управляющего обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судебной коллегией в той части, в которой они обжалуются (часть 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 21.05.2018 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу компания просила обжалуемые судебные акты оставить без изменения.

В судебном заседании 28.06.2018 объявлялся перерыв до 05.07.2018. Представитель общества поддержал доводы кассационной жалобы, а представители компании возражали против ее удовлетворения.

Лютый А.А., надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства, своего представителя в суд не направил, в связи с чем дело рассмотрено в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав представителей явившихся в судебное заседание лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в обжалуемой части по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, Лютый А.А. являлся конкурсным управляющим обществом (ликвидируемый должник) в рамках дела о банкротстве последнего N А40-30919/2012.

Ответственность Лютого А.А. была застрахована правопредшественником компании (АО «Страховая группа МСК»), в том числе по договору N 72 (на сумму 3 млн. руб.) со сроком действия с 25.12.2012 по 24.12.2013 и договору N 85 (дополнительное страхование на сумму 40 733 560 руб. ввиду значительной балансовой стоимости активов должника) со сроком действия с 24.05.2012 по 23.12.2013. По условиям названных договоров они вступали в силу не ранее оплаты страховой премии.

Вступившим в законную силу определением от 10.12.2015 по делу о банкротстве общества с Лютого А.А. в конкурсную массу взысканы убытки в сумме 2 167 162 877,44 руб. В частности, суд пришел к выводам, что к убыткам привело бездействие Лютого А.А., связанное с неисполнением им обязанности по оспариванию подозрительных и преференциальных сделок общества. Кроме того, судом констатировано, что Лютый А.А. своими действиями способствовал выводу активов должника из конкурсной массы.

Определением от 02.03.2015 новым конкурсным управляющим обществом утвержден Терехов В.И.

Общество обратилось к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения в связи с причиненными Лютым А.А. убытками.

Поскольку компания отказала в осуществлении соответствующих выплат, общество обратилось в суд с настоящим иском.

После инициирования судебного разбирательства компания добровольно погасила 3 млн. руб. по договору N 72, в связи с чем общество отказалось от данных требований. Производство по делу в этой части прекращено.

Разрешая спор, суд первой инстанции счел, что проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации) в связи с длительным неосуществлением выплаты по договору N 72 подлежат взысканию, поскольку фактически данное требование признано страховщиком посредством добровольного исполнения обязательств.

Разрешая требования по договору N 85, суд исходил из следующего.

По смыслу пп. «а» и «б» п. 9.13 Правил страхования (являющихся неотъемлемой частью договора) при длительном неисполнении (ненадлежащем исполнении) управляющим своих обязанностей, повлекшем убытки, датой страхового случая считается день, когда началось такое неисполнение (ненадлежащее исполнение), а если этот день установить невозможно — день начала исполнения управляющим своих обязанностей в деле о банкротстве.

Суд счел, что моментом начала ненадлежащего исполнения Лютым А.А. своих обязанностей являлся день наделения его полномочиями (решение о признании банкротом от 24.05.2012). Поскольку страховая премия по договору N 85 была уплачена после названного момента (06.08.2012), суд, сославшись на положения статей 929, 943, 954, 957 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отказе в иске в части данного договора в связи с тем, что договор на дату наступления страхового случая еще не вступил в силу.

Впоследствии выводы суда первой инстанции поддержали суды апелляционной инстанции и округа.

Между тем в части выводов, касающихся договора N 85, судами не учтено следующее.

Лицо, утверждаемое судом в качестве конкурсного управляющего, приобретает полномочия по оспариванию подозрительных и преференциальных сделок, совершенных в преддверии банкротства, что в конечном счете должно приводить к ликвидации последствий недобросовестного вывода активов перед банкротством и выравниванию положения кредиторов должника.

Оспаривание сделок является одной из мер, направленных на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц (абзац пятый пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве), поэтому предъявление соответствующих исков о признании сделок недействительными фактически преследует своей целью исполнение конкурсным управляющим обязанностей в процедуре несостоятельности.

В рамках дела о банкротстве общества судами установлено, что названная обязанность конкурсным управляющим Лютым А.А. не исполнена, что повлекло привлечение его к ответственности в виде возмещения убытков в конкурсную массу.

Ответственность арбитражного управляющего была застрахована, в том числе по договору N 85.

Суды пришли к выводу, что страховая выплата по договору не может быть осуществлена, так как моментом неисполнения обязанности по оспариванию сделок являлась дата наделения арбитражного управляющего полномочиями, что произошло до вступления договора страхования в силу (до оплаты страховой премии). Соответствующий момент судами определен исходя из положений Правил страхования, утвержденных страховщиком.

Согласно пункту 5 статьи 24.1 Закона о банкротстве страховым случаем по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего является подтвержденное вступившим в законную силу решением суда наступление ответственности арбитражного управляющего перед участвующими в деле о банкротстве лицами или иными лицами в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

Бездействие, выражающееся в неоспаривании сделок, может начаться не ранее момента получения конкурсным управляющим реальной возможности предъявить соответствующие иски. Нарушение обязанности не может хронологически предшествовать возникновению полномочий по исполнению такой обязанности.

В силу того, что конкурсным управляющим должно утверждаться лицо, отвечающее критерию независимости (то есть не связанное с должником и его аффилированными лицами), для выявления факта совершения оспоримых сделок ему предоставляется разумный срок, после которого начинает течь исковая давность по требованиям о признании подобных сделок недействительными (пункт 1 статьи 61.9 Закона о банкротстве и пункт 32 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

В течение такого срока конкурсный управляющий, в том числе должен принять меры к получению от руководителя ликвидируемого должника документов, отражающих экономическую деятельность предприятия, на основании полученных документов провести анализ финансового состояния должника, по итогам которого подготовить заключение о финансовом состоянии должника, о наличии или отсутствии оснований для оспаривания сделок, если иной срок не доказан сторонами.

Поэтому бездействие по неоспариванию сделок начинается не ранее момента, когда истек разумный срок на получение информации о наличии у таких сделок пороков недействительности и личности ответчика по иску, а также на подготовку документов, необходимых для предъявления соответствующих требований в суд.

Следовательно, судами ошибочно определено начало периода бездействия исходя из даты наделения Лютого А.А. полномочиями конкурсного управляющего (банкротство общества осуществлялось по правилам о несостоятельности ликвидируемого должника, без применения процедуры наблюдения, соответственно Лютый А.А. даже не мог быть временным управляющим). Правила страхования, направленные на конкретизацию момента формирования страхового случая, в данном случае применению не подлежали. Определение страхового случая должно было осуществляться на общих основаниях исходя из положений пункта 5 статьи 24.1 Закона о банкротстве.

В связи с тем, что судами допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов общества и его кредиторов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене в обжалуемой части с направлением дела в отмененной части в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное и определить, наступил ли страховой случай в период действия договора N 85.

Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 08.06.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.12.2017 по делу N А40-5814/2017 в обжалуемой части об отказе в удовлетворении исковых требований отменить.

В отмененной части дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья И.А. Букина
Судья И.В. Разумов
Судья С.В. Самуйлов

Обзор документа

С конкурсного управляющего, чья ответственность была застрахована, суд взыскал убытки, к которым привело неоспаривание им подозрительных и преференциальных сделок. Поскольку страховщик отказался выплачивать страховку, к нему предъявили иск о ее взыскании.

Исходя из утвержденных страховщиком правил страхования суды посчитали, что датой страхового случая нужно считать момент неисполнения обязанности по оспариванию сделок, которым является дата наделения конкурсного управляющего полномочиями.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ признала этот вывод ошибочным.

Бездействие по неоспариванию сделок начинается не ранее момента, когда истек разумный срок на получение конкурсным управляющим информации о наличии у них пороков недействительности и личности ответчика, а также на подготовку документов, необходимых для предъявления требований в суд. Нужно было исходить не из правил страхования, а из Закона о банкротстве, согласно которому страховым случаем является подтвержденное вступившим в силу решением суда наступление ответственности арбитражного управляющего в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им обязанностей.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

ВС разъяснил порядок выплат по договору страхования ответственности конкурсного управляющего

Эксперты отметили высокую значимость определения ВС РФ. Один из них указал, что разъяснения Суда призваны защитить права кредиторов должника, а также будут иметь значение для корректировки Правил страхования и уточнения момента начала действия договора страхования.

12 июля Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-2393, в котором указал нижестоящим судам, как определяется дата наступления страхового случая по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего.

24 мая 2012 г. после признания компании банкротом и открытия конкурсного производства Александр Лютый был утвержден в качестве конкурсного управляющего должника. Его ответственность была застрахована на общую сумму около 44 млн руб. двумя договорами, которые вступали в силу с момента уплаты страховой премии.

В марте 2015 г. был утвержден новый конкурсный управляющий должника. А в конце 2015 г. определением суда с Александра Лютого в конкурсную массу должника были взысканы убытки в размере почти 2,17 млрд руб. Суд пришел к выводу, что к таким убыткам привело его бездействие в статусе конкурсного управляющего, связанное с неисполнением им обязанности по оспариванию подозрительных и преференциальных сделок общества. Кроме того, суд констатировал, что Александр Лютый способствовал выводу активов должника из конкурсной массы.

Общество обратилось к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения в связи с причиненными Александром Лютым убытками, а после отказа страховой компании – в суд с иском о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

После инициирования судебного разбирательства страховая компания удовлетворила требования общества в части выплаты страхового возмещения по одному из договоров в размере 3 млн руб., и в этой части производство по делу было прекращено. Но при этом суд первой инстанции счел, что в связи с длительным неосуществлением выплаты по этому договору страхования подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами, поскольку фактически данное требование признано страховщиком посредством добровольного исполнения обязательств.

Разрешая требования по второму договору, суд пришел к выводу, что страховая выплата не может быть осуществлена, так как моментом неисполнения обязанности по оспариванию сделок являлась дата наделения арбитражного управляющего полномочиями, то есть 24 мая 2012 г., что произошло до вступления договора страхования в силу, поскольку страховая премия по нему была уплачена только 6 августа 2012 г. Соответствующий момент суд определил, исходя из положений Правил страхования, утвержденных страховщиком, являющихся неотъемлемой частью договора.

Сославшись на ст. 929, 943, 954 и 957 ГК РФ, суд отказал в удовлетворении требований в части второго договора в связи с тем, что на дату наступления страхового случая договор еще не вступил в силу. Выводы суда первой инстанции поддержали суды апелляционной инстанции и округа. После этого общество обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что судами было ошибочно определено начало периода бездействия исходя из даты наделения Александра Лютого полномочиями конкурсного управляющего. Правила страхования, направленные на конкретизацию момента формирования страхового случая, в данном случае применению не подлежали, а определение страхового случая должно было осуществляться исходя из положений Закона о банкротстве.

Верховный Суд напомнил, что страховым случаем по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего является подтвержденное решением суда наступление его ответственности в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязанностей в деле о банкротстве. ВС пришел к выводу, что бездействие, выражавшееся в неоспаривании сделок, начинается не ранее момента, когда истек разумный срок на получение информации о наличии у таких сделок пороков недействительности и о личности ответчика по иску, а также на подготовку документов, необходимых для предъявления соответствующих требований в суд.

Таким образом, Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Партнер, руководитель практики «Страхование» АБ КИАП Дмитрий Шнайдман , комментируя определение ВС, отметил, что оно является верным по сути, поскольку примененный нижестоящими судами подход является формальным и противоречит фактическим обстоятельствам дела.

«Очевидно, что непосредственно в момент назначения конкурсный управляющий не владел и не мог владеть необходимой информацией для того, чтобы оценить, какие именно ранее совершенные сделки должника могут обладать признаками недействительности по основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве. Данная информация могла стать доступной ему после получения всего массива документации должника и ее анализа. Все эти процедуры требуют времени, только по истечении которого можно вести речь о бездействии конкурсного управляющего, повлекшем наступление убытков», – отметил эксперт .

Дмитрий Шнайдман обратил внимание на то, что, направляя дело на новое рассмотрение, ВС РФ дал нижестоящим судам указание определить дату наступления страхового случая исходя из того момента, когда в соответствии с положениями ст. 69.1 Закона о банкротстве конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделок должника. «При этом не исключено, что, учитывая разницу более чем в два месяца между датой назначения конкурсного управляющего и датой уплаты страховой премии, суды могут вновь прийти к выводу о ненаступлении страхового случая до даты вступления договора страхования в силу», – предположил эксперт .

Адвокат добавил, что, учитывая сложность споров, связанных со страхованием ответственности арбитражных управляющих, и противоречивость имеющейся правоприменительной практики, любая ясно выраженная позиция высших органов судебной власти имеет большое значение для установления единообразной практики. «В данном случае важно, что ВС РФ стоит на позиции того, что сама по себе дата начала исполнения конкурсным управляющим своих обязанностей не может быть признана датой совершения им нарушений, повлекших причинение убытков», – заключил Дмитрий Шнайдман .

Аналогичной позиции придерживается член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации Евгений Корчаго. По его мнению, суды нижестоящих инстанций неправильно определили момент начала бездействия по неоспариванию сделок. «Такие ошибки встречаются в судебной практике, но разъяснение ВС по этому вопросу окажет благоприятное воздействие для формирование единой позиции, – считает эксперт. – Больше всего от этого выиграют конкурсные управляющие, так как это даст им хороший аргумент в спорах со страховыми компаниями».

Юрист ЮБ «Байбуз и партнеры» Иван Хорев отметил, что определение Суда призвано упорядочить понимание судами нижестоящих инстанций сразу нескольких вопросов: о том, с какого момента бездействие арбитражного управляющего, выражавшееся в неоспаривании сделок должника, следует считать незаконным для целей определения момента наступления страхового случая, а также о том, что есть страховой случай и какой норме закона должны соответствовать Правила страхования страховщика, учитывая специфику процесса банкротства.

По его мнению, разъяснения Верховного Суда будут иметь значение для страховщиков для целей корректировки Правил страхования и приведения их в соответствие с Законом о банкротстве в части закрепления понятия «страховой случай». Также разъяснения важны для уточнения момента начала действия страхования, что, как считает Иван Хорев, может повлиять на стоимость страховки, особенно принимая во внимание тот факт, что в последнее время суды отказывают страховым компаниям в исках о взыскании убытков с арбитражного управляющего в порядке суброгации.

Юрист добавил, что разъяснения призваны защитить права кредиторов должника, которые вправе рассчитывать на обеспечение своих законных интересов за счет непрерывности страхования ответственности арбитражного управляющего и недопущения ситуации, в которой ответственность арбитражного управляющего застрахована лишь промежуточно.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 апреля 2019 г. N Ф04-18132/15 по делу N А27-2836/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 01 апреля 2019 года.

Постановление изготовлено в полном объёме 02 апреля 2019 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

При участии в судебном заседании представителя общества с ограниченной ответственностью «Национальная страховая группа — «РОСЭНЕРГО» Малова И.Г. по доверенности от 01.01.2019.

определением от 10.04.2013 Арбитражного суда Кемеровской области в отношении общества с ограниченной ответственностью «Разрез» (далее — ООО «Разрез», должник) введена процедура банкротства наблюдения, временным управляющим должника утверждён Агафонов Никита Николаевич (далее — временный управляющий).

Решением от 07.11.2013 Арбитражного суда Кемеровской области ООО «Разрез» признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждён Агафонов Н.Н.

Определением от 25.09.2017 Арбитражного суда Кемеровской области Агафонов Н.Н. освобождён от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником.

Определением от 08.11.2017 Арбитражного суда Кемеровской области конкурсным управляющим ООО «Разрез» утверждён Потлов Семён Геннадьевич.

В Арбитражный суд Кемеровской области поступило заявление общества с ограниченной ответственностью «СтройИнвестКузбасс» (далее — ООО «СтройИнвестКузбасс») и общества с ограниченной ответственностью «Атлант» (далее — ООО «Атлант»), уточнённое в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), о признании незаконными действий (бездействия) временного управляющего Агафонова Н.Н., выразившихся в необеспечении защиты и сохранности имущества должника в процедуре наблюдения, а также заявлено ходатайство об уменьшении размера вознаграждения временного управляющего за проведение процедуры наблюдения до 30 000 рублей.

Определением суда от 20.10.2017, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 30.01.2018, заявленные требования удовлетворены.

Статьёй 42 АПК РФ предусмотрено, что лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт по правилам, установленным данным Кодексом.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество с ограниченной ответственностью «Национальная страховая группа — «РОСЭНЕРГО» (далее — ООО «НСГ — «Росэнерго») обратилось с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и направить спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы её податель указывает на то, что суды первой и апелляционной инстанций нарушили нормы процессуального права, а именно не привлекли к участию в рассмотрении заявления ООО «СтройИнвестКузбасс» и ООО «Атлант» страховую компанию, в которой застрахована ответственность арбитражного управляющего Агафонова Н.Н., тогда как принятые судебные акты затрагивают права и обязанности ООО «НСГ — «Росэнерго».

ООО «СтройИнвестКузбасс» и ООО «Атлант» представили отзыв на кассационную жалобу, в котором просят оставить обжалуемые судебные акты без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

В заседании суда округа представитель ООО «НСГ — «Росэнерго» поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, просил направить обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции для установления вопросов, имеющих значение для рассмотрения обособленного спора.

В заседание суда кассационной инстанции иные лица, участвующие в деле, не явились. Учитывая надлежащее извещение участвующих в деле лиц о времени и месте проведения судебного заседания, кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 284 АПК РФ.

Рассмотрев кассационную жалобу, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьями 286, 288 АПК РФ законность принятых судебных актов, суд кассационной инстанции считает их подлежащими отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следует из материалов дела, предметом рассмотрения настоящего обособленного спора явились требования кредиторов должника о признании несоответствующими закону действий (бездействия) временного управляющего и возврате в конкурсную массу денежных средств.

Оценив представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суды первой и апелляционной инстанций признали действия (бездействие) временного управляющего незаконными и взыскали с Агафонова Н.Н. в конкурсную массу должника денежные средства в размере 177 000 рублей.

Удовлетворив заявленные требования кредиторов, суды не учли следующее.

В силу части 3 статьи 20 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) условием членства в саморегулируемой организации арбитражных управляющих является наличие у её члена договора обязательного страхования ответственности, отвечающего установленным статьёй 24.1 Закона требованиям.

Согласно пункту 1 статьи 25.1 Закона о банкротстве для осуществления компенсационных выплат в связи с возмещением убытков, причинённых лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, арбитражные управляющие обязаны участвовать в формировании компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих, соответствующего требованиям Закона.

В силу части 3 статьи 20 Закона о банкротстве условием членства в саморегулируемой организации арбитражных управляющих является наличие у её члена договора обязательного страхования ответственности, отвечающего установленным статьей 24.1 Закона требованиям.

Как следует из кассационной жалобы, ООО «НСГ — «Росэнерго» (страховщик) и Агафонов Н.Н. (страхователь) заключили договор страхования ответственности арбитражного управляющего от 19.02.2013 N 000 099-13/АУ-42КЕ, по условиям которого страховым случаем признается факт наступления ответственности страхователя за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, вследствие непреднамеренных ошибок и упущений страхователя при исполнении полномочий арбитражного управляющего. Страховая сумма по договору составляет 3 000 000 рублей.

Суд первой инстанции принял судебный акт о взыскании с Агафонова Н.Н. в конкурсную массу должника 177 000 рублей, то есть фактически взыскал денежные средства с арбитражного управляющего за ненадлежащие исполнение обязанностей в деле о банкротстве, что является страховым случаем, порождающим у страховой организации обязанность произвести страховую выплату.

Таким образом, принятый по обособленному спору судебный акт, затрагивает права и обязанности ООО «НСГ — «Росэнерго».

Страховая компания, с которой арбитражный управляющий заключил договор обязательного страхования ответственности, к участию в деле судом первой инстанции не привлечена. В материалах дела отсутствуют доказательства её уведомления о времени и месте судебного заседания.

Указанное лишило ООО «НСГ — «Росэнерго» права заявить свои возражения по существу обособленного спора и размеру денежных средств, установленных в качестве подлежащих возмещению в конкурсную массу должника временным управляющим.

Апелляционный суд, поддерживая позицию суда первой инстанции и оставляя определение от 20.10.2017 без изменения, данную ошибку не исправил.

В соответствии с пунктом 4 части 4 статьи 288 АПК РФ принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлечённых к участию в деле, является безусловным основанием для отмены судебного акта.

Аналогичный подход изложен в Определении Верховного суда Российской Федерации от 04.09.2015 N 308-ЭС15-12867.

При новом рассмотрении дела Арбитражному суду Кемеровской области следует решить вопрос о привлечении к участию в деле страховой организации, с которой у временного управляющего был заключён договор обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, дать оценку доводам и возражениям всех лиц, участвующих в деле, оценить представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, после чего принять законный и обоснованный судебный акт в соответствии с нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения.

Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, пунктом 4 части 4 статьи 288, статьями 289, 290 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

определение от 20.10.2017 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 30.01.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-2836/2013 отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Кемеровской области.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьёй 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Оцените статью
Добавить комментарий