Независимый кредитор в банкротстве это

Научная статья бесплатно на тему вопрос определения действительности требований аффилированных с должником кредиторов в делах о банкротстве текст научной работы по праву из научного журнала скиф. вопросы студенческой науки. банкротство, аффилированность, мнимые сделки, бремя доказывания, bankruptсy, affiliatiоn, sham deals, burden оf prооf
Содержание
  1. ВС пояснил, когда интересы кредитора не подлежат судебной защите
  2. ВОПРОС ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ТРЕБОВАНИЙ АФФИЛИРОВАННЫХ С ДОЛЖНИКОМ КРЕДИТОРОВ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ Текст научной статьи по специальности «Право»
  3. Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Брага Игорь Сергеевич
  4. THE ISSИE ОF DETERMINING THE REALITY ОF СLAIMS ОF СREDITОRS AFFILIATED WITH THE DEBTОR IN BANKRИPTСY СASES
  5. Текст научной работы на тему «ВОПРОС ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ТРЕБОВАНИЙ АФФИЛИРОВАННЫХ С ДОЛЖНИКОМ КРЕДИТОРОВ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ»
  6. ВС пояснил, когда интересы кредитора не подлежат судебной защите
  7. Нижестоящие суды по-разному оценили правопритязания кредитора
  8. ВС выявил недобросовестность кредитора и должника
  9. Эксперты «АГ» оценили выводы Суда
  10. Кредиторы в очереди: как работает субординация в банкротстве
  11. Метания между мягким и жестким
  12. Обзор ВС: долгожданная определенность
  13. Последствия
  14. Субординация в банкротстве граждан: открытый вопрос
  15. Субординированные банки
  16. Аффилированные лица в банкротстве
  17. Признаки аффилированных лиц
  18. Вам может быть интересно:
  19. Роли и цели аффилированных лиц в деле о финансовой несостоятельности
  20. Заявители по делу
  21. Кредиторы-контролеры
  22. Участники должника

ВС пояснил, когда интересы кредитора не подлежат судебной защите

ВОПРОС ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ТРЕБОВАНИЙ АФФИЛИРОВАННЫХ С ДОЛЖНИКОМ КРЕДИТОРОВ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ Текст научной статьи по специальности «Право»

Данная статья посвящена анализу практики Верховного Суда Российской Федерации в связи с вопросом о бремени доказывания наличия договорных отношений между аффилированными лицами по делам о банкротстве . По результатам проведенного анализа было установлено, что аффилированный к должнику кредитор должен опровергнуть фиктивный характер договоров, на которых основаны требования аффилированного к должнику кредитора, если у независимых кредиторов имеются разумные основания на это.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Брага Игорь Сергеевич

THE ISSИE ОF DETERMINING THE REALITY ОF СLAIMS ОF СREDITОRS AFFILIATED WITH THE DEBTОR IN BANKRИPTСY СASES

This article deals with the analysis of practice of the Supreme Соurt оf the Russian Federatiоn due tо the issue оf burden оf prооf оf the existenсe оf соntraсtual relatiоnships between affiliated persоns in bankruptсy сases. Based оn the results оf the analysis, it was fоund that a сreditоr affiliated with a debtоr shall rebut the fiсtitiоus nature оf the соntraсts оn whiсh the сlaims оf the сreditоr affiliated with a debtоr are based, if there are reasоnable grоunds amоng the independent сreditоrs оn it.

Текст научной работы на тему «ВОПРОС ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ТРЕБОВАНИЙ АФФИЛИРОВАННЫХ С ДОЛЖНИКОМ КРЕДИТОРОВ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ»

Вопрос определения действительности требований аффилированных с должником

The iss^ оf determining the reality оf elaims оf сreditоrs affiliated with the debtor in

Санкт-Петербургский государственный университет

Россия, г.Санкт-Петербург e-mail: igorigor10079@gmail.сот

Saint Petersbrng ¡State Hniversity, Rrnsia, Saint Petersbrng e-mail: igorigorl 00 79@gmail. сот

Данная статья посвящена анализу практики Верховного Суда Российской Федерации в связи с вопросом о бремени доказывания наличия договорных отношений между аффилированными лицами по делам о банкротстве. По результатам проведенного анализа было установлено, что аффилированный к должнику кредитор должен опровергнуть фиктивный характер договоров, на которых основаны требования аффилированного к должнику кредитора, если у независимых кредиторов имеются разумные основания на это.

This artide deals with the analysis оf ргасисе оf the Supreme СоиЛ: оf the Russian Federatton due to the issue оf burden оf prооf оf the existerae оf соntraсtual relattonships between affiliated pe^ns in bankruptey сases. Based оп the results оf the analysis, it was found that a CTeditor affiliated with a debtor shall rebut the АСТШош nature оf the сойга^ оп whteh the daims оf the CTeditor affiliated with a debtor are based, if there are reasоnable grounds amоng the independent CTeditors оп it.

Ключевые слова: банкротство, аффилированность, мнимые сделки, бремя доказывания.

Key wоrds: bankruptey, affiliaton, sham deals, burden оf prооf.

29 января 2020 года Президиум Верховного Суда РФ утвердил «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц» (далее — «Обзор»). В пункте 1 Обзора отражен вопрос определения того, на ком лежит обязанность доказать или опровергнуть сомнения относительно мнимости отношений между должником и аффилированным с ним кредитором.

действий независимые кредиторы, иные уполномоченные лица, при наличии сомнений относительно действительности отношений должника с аффилированными кредиторами, оспаривают включение таких требований в реестр требований кредиторов. При этом возникает вопрос, кто и в каком объеме должен доказывать факт мнимости или же действительности сделок.

1. пункте 1 Обзора выражена следующая позиция: «на аффилированном с должником кредиторе лежит бремя опровержения разумных сомнений относительно мнимости договора, на котором основано его требование, заявленное в деле о банкротстве». Необходимо отметить, что анализ практики Верховного Суда по данному вопросу позволяет утверждать, что данная позиция ранее была выработана Верховным Судом и сейчас нашла свое закрепление в Обзоре.

В качестве примера в Обзоре приведены фабулы двух дел, которые схожи с обстоятельствами дел, рассмотренных Верховным Судом ранее:

В другом деле Верховным Судом рассматривалась кассационная жалоба Банка на включение требований аффилированного лица в реестр требований кредиторов. Банком были представлены доводы, что у должника не

было реальной возможности принять поставляемый по договору купли-продажи аффилированным лицом товар. В подтверждение выдачи аффилированным лицом займов были представлены платежные поручения, в которых впоследствии было скорректировано назначение платежей. Верховный Суд согласился с доводами истца, отметив, что в связи с аффилированностью должника и кредитора именно аффилированное лицо должно исключить разумные сомнения в фактическом наличии отношений между ним должником, так как обусловленная аффилированностью общность экономических интересов сторон спорных правоотношений повышает вероятность представления внешне безупречных доказательств исполнения фактически мнимой сделки.

С данными позициями Верховного Суда следует согласиться, так как конкурирующий независимый кредитор, который не является стороной сделки, действительно ограничен в возможности доказывания факта мнимости отношений сторон, которые аффилированы друг к другу. Как отметил Верховный Суд в данном деле «предъявление к конкурирующему кредитору высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству таких кредиторов». Независимым кредиторам, как отмечено, достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга.

В Обзоре Верховный Суд приводит схожую фабулу, но использует в качестве примера договор поставки. Аффилированному с должником поставщику было отказано во включении требований в реестр задолженности, несмотря на то, что поставщик предоставил договор и товарные накладные, по форме и содержанию соответствующие требованиям закона. Однако независимым кредитором были представлены косвенные доказательства отсутствия отношений, которые свидетельствовали, что поставка в количестве и сроки, указанные в товарных накладных, являлась бы затруднительной для кредитора и любого участника гражданского оборота, осуществляющего аналогичную с кредитором деятельность.

Резюмируя рассмотренные Определения, следует отметить, что в практике Верховного Суда в полной мере не раскрывался вопрос, как именно независимый кредитор должен доказать мнимость договора, на котором основано требование аффилированного кредитора, и в каком случае бремя опровержения аргументов независимого кредитора ложится на аффилированного кредитора. В рассмотренных Определениях говорится о том, что независимый кредитор должен:

• подтвердить существенность сомнений в наличии долга;

• привести убедительные доводы и доказательства невозможности исполнения договора, на котором основано требование;

• подтвердить разумные сомнения косвенными доказательствами;

• привести серьезные доказательства и убедительные аргументы.

В Обзоре Верховный Суд систематизирует и закрепляет ранее выраженные позиции, указывая, что разумные сомнения независимых кредиторов в факте существования долга должны подтверждаться косвенными доказательствами. В целом же, необходимо отметить, что и до Обзора Верховный Суд исходил из того, что аффилированный кредитор не может ограничиться представлением минимального комплекта документов (например, текста договора, платежных поручений к нему, накладных, актов взаиморасчетов, иных отдельных документов,) в подтверждение реальности договорных отношений. Им должны быть раскрыты обстоятельства заключения и исполнения сделок, внутригрупповых отношений аффилированных сторон, экономическая целесообразность и разумность заключения сделок.

1. Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 29.01.2020). [Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс»: [сайт]

2. Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2019 №305 -ЭС18-17629 по делу № А40-122605/2017. [Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс»: [сайт].

3. Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2019 №308-ЭС18-16740 по делу № А32-14248/2016. [Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс»: [сайт].

4. Определение Верховного Суда РФ от 11.09.2017 N 301-ЭС17-4784 по делу N А38-1381/2016 [Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс»: [сайт].

ВС пояснил, когда интересы кредитора не подлежат судебной защите

Одна из экспертов «АГ» отметила, что в определении ВС содержатся важные для формирования судебной практики выводы о недопустимости включения в реестр недобросовестного аффилированного кредитора и о невозможности субординации требований кредиторов в реестре требований кредиторов гражданина. Другая назвала важным закрепление на уровне Верховного Суда постулата о неприменении положений Обзора о субординации требований кредиторов в делах о банкротстве граждан.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС20-14492 (2) по делу № А40-192270/2018 касательно включения в реестр кредиторов должника-физлица требований по договорам поручительства по кредитам группы компаний, ранее принадлежащих гражданину-банкроту.

Нижестоящие суды по-разному оценили правопритязания кредитора

Сергей Махов и Сергей Чак были бенефициарами группы компаний, в которую входили ОАО «Гидрометаллургический завод», ЗАО «Южная энергетическая компания» и «Южная горно-химическая компания», а также ООО «Сельхозхимпром» и «Интермикс Мет». С 2011 г. эта группа компаний кредитовалась у ПАО «Сбербанк России», которому Сергей Махов, будучи владельцем бизнеса, предоставлял поручительства по кредитам.

В сентябре 2018 г. банк уступил права требования по кредитам и обеспечительным сделкам своей дочерней компании (ООО «СБК Плюс»), а та уступила их ООО «Алмаз Капитал» за 1,4 млрд руб. Поскольку заемщики не исполнили принятые на себя обязательства, а Сергей Махов был объявлен банкротом, общество «Алмаз Капитал» обратилось с заявлением в Арбитражный суд г. Москвы о включении требования на сумму в 2,5 млрд руб. в реестр требований кредиторов Сергея Махова.

Таким образом, первая инстанция сочла, что основные заемщики по кредиту («Гидрометаллургический завод» и «Южная энергетическая компания»), с одной стороны, а также новый кредитор в обязательствах (общество «АлмазКапитал»), с другой стороны, подконтрольны одному физлицу. Суд также заключил, что общество «Алмаз Капитал» выборочно предъявляет требования к должникам, входящим в одну группу, расценив такое поведение для независимого добросовестного кредитора как нетипичное.

Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц содержит 14 правовых позиций

В свою очередь апелляция изменила определение нижестоящего суда и включила требования общества «Алмаз Капитал» в третью очередь реестра без понижения очередности их удовлетворения, а окружной суд поддержал такое постановление. Таким образом, обе судебные инстанции сочли, что на момент заключения договоров цессии от 30 ноября 2018 г. наличие имущественного кризиса у группы заемщиков являлось публично известным (о чем свидетельствуют возбужденные дела о банкротстве), в связи с чем сделки по уступке прав требования не могут быть признаны компенсационным финансированием. Суды также отметили, что в делах о банкротстве заемщиков требования общества «Алмаз Капитал» были включены в реестр требований кредиторов.

Впоследствии конкурсный кредитор Сергея Махова обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой с просьбой отменить судебные акты по данному делу.

ВС выявил недобросовестность кредитора и должника

Нюансы ответственности контролирующих должника лиц при поручительстве за одного из членов группы компаний

ВС не согласился с тем, что одно лицо, входящее в группу, не должно предоставлять антикризисную поддержку другому члену группы, находящемуся в сложном состоянии, под страхом привлечения руководителя поручителя к субсидиарной ответственности

После изучения материалов дела Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ констатировала, что в настоящее время на рынке кредитования сложилась устойчивая банковская практика, в соответствии с которой организации, входящие в одну группу, привлекаются банками в качестве поручителей по обязательствам друг друга. В случаях предоставления такого обеспечения поручитель действует в общегрупповом интересе, способствуя повышению благосостояния группы в целом, в силу чего сама по себе невыгодность для отдельного поручителя обеспечительной сделки не указывает ни на ее недействительность, ни на неразумность или недобросовестность менеджмента.

«Вывод об обратном может быть сделан, если, например, деятельность заемщика и поручителя не связаны между собою; отсутствуют свидетельства о взаимном финансировании в период, предшествующий выдаче поручительства; выдача поручительства не обусловлена каким-либо экономическим интересом и т.д. При этом в случаях, когда поручительства выданы материнскими компаниями либо бенефициарами бизнеса, предполагается, что выгода была получена ими в результате кредитования должника по основному обязательству», – отмечено в определении Суда.

Принято Постановление Пленума Верховного Суда о некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве

По смыслу ст. 323, 325 и 363 ГК РФ, подчеркнул ВС, частичное исполнение одним из солидарных должников своей обязанности соразмерно уменьшает требование кредитора к другим солидарным должникам. Если бы кредитор реализовывал свои права ко всем солидарным должникам, его требование в настоящем деле о банкротстве уменьшалось бы на сумму исполненного такими солидарными должниками. При этом кредитор вправе реализовать свои права только в отношении одного из солидарных должников. Вместе с тем, учитывая наличие у бенефициара не только статуса кредитора, но и приобретателя акций обществ, входящих в группу, на нем лежит обязанность действовать добросовестно по отношению как к этим обществам, так и их кредиторам.

Следовательно, подобная обязанность может быть нарушена только в отношении организации ее контролирующими лицами, на которых эта обязанность и возложена. В связи с этим положения обзора о понижении очередности удовлетворения требований не применяются в деле о банкротстве физических лиц. Кроме того, Судебная коллегия отметила, что нюансы продажи Маховым и Чаком акций подконтрольных компаний иллюстрируют тот факт, что при определении цены учитывалась долговая нагрузка продаваемых компаний, а новый собственник фактически покупал «бизнес с долгами». В связи с этим прежние собственники бизнеса выбывали из деятельности группы и как бенефициары бизнеса, и как содолжники (поручители).

Эксперты «АГ» оценили выводы Суда

По мнению эксперта, такой вывод Судебной коллегии представляется логичным, вместе с тем он может породить негативную судебную практику по делам о банкротстве физических лиц. «Нередки случаи кредитования заинтересованными лицами должников-граждан, требования которых при отсутствии признаков злоупотребления не смогут быть понижены в очередности. Полагаю, что отсутствие возможности применения механизма понижения очередности требований кредиторов при банкротстве граждан нарушает фундаментальный конституционно значимый принцип равенства», – подчеркнула Венера Плиева.

Она добавила, что ранее ВС РФ неоднократно указывалось на необходимость проверки действий участвующих в деле лиц на предмет добросовестности. «В данном случае кредитор выборочно предъявил требования к должникам, входящим в одну группу. Особое подозрение вызвало непредъявление требования к основному и самому крупному заемщику, что свидетельствует о нестандартном и неразумном поведении заинтересованного лица. Указанное поведение вполне обоснованно породило у Судебной коллегии сомнения в добросовестности действий заявителя, поскольку явно указывает на наличие между сторонами определенных договоренностей», – сочла эксперт.

По мнению эксперта, рассматриваемый случай интересен тем, насколько диаметрально противоположными оказались позиции судий различных инстанций по вопросу возможности применения правил понижения очередности удовлетворения требований кредиторов в рамках процедуры несостоятельности физического лица. «В данном случае и для дальнейшего развития правоприменительной практики немаловажным представляется закрепление на уровне Верховного Суда постулата о неприменении положений Обзора о субординации требований кредиторов в делах о банкротстве граждан», – резюмировала Дарья Соломатина.

Кредиторы в очереди: как работает субординация в банкротстве

Кредиторы в очереди: как работает субординация в банкротстве

Не все кредиторы попадают в рай. То есть в реестр. Например, суды не пустят туда дружественных кредиторов, которые деньгами помогали отсрочить банкротство проблемного предприятия, а потом потребовали свои средства назад. И хотя Верховный суд полтора года назад упорядочил практику по субординации требований аффилированных кредиторов, проблемные вопросы все равно остаются. Наиболее важный из них — о допустимости понижения требований в делах о банкротстве граждан.

Метания между мягким и жестким

Cубординация — это понижение требования в очередности удовлетворения. По сути, это дополнительная оценка заявленному требованию. Применяя субординацию, суд фактически декларирует, что имущественное требование обосновано, но обстоятельство его возникновения порочно, а значит, его нельзя включить в реестр наравне с иными кредиторами. Поэтому требования контролирующих лиц и лиц, имевших возможность определять действия должника, невозможно поставить в равное положение с независимыми кредиторами.

До 2020-го года суды применяли субординацию достаточно хаотично, подход к этому вопросу неоднократно менялся. Многие суды выносили требования «за реестр» на основании одного факта аффилированности должника и кредитора.

Но в 2017 году в деле № А32-19056/2014 ВС скорректировал практику. Тогда высшая инстанция указала: сам по себе факт аффилированности заемщика и должника еще не говорит о том, что требования нельзя включать в реестр. Но при этом суд напомнил, что заем может использоваться вместо механизма увеличения уставного капитала, что позволит формально нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность, а значит, нарушить права независимых кредиторов.

За несколько лет практика прошла путь от «жесткой» субординации к «мягкой». Второй подход обязывает проверять все обстоятельства внутригрупповых отношений и запрещает выносить требования «за реестр» лишь на том основании, что кредитор и должник связаны между собой.

Обзор ВС: долгожданная определенность

29 января 2020-го случилось важное событие: Верховный суд опубликовал Обзор, посвященный субординации требований аффилированных кредиторов в банкротстве. В нем он подтвердил свою приверженность «мягкой» субординации.

Общий вывод по итогам январского Обзора ВС: субординация стала частью правовой действительности. Она активно используется сторонами и воспринимается судами. Значение ее тяжело переоценить и оттого особенно важно, чтобы правила субординации были внесены в закон о несостоятельности.

Сергей Кислов, партнер КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Морское право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) 14 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 17 место По количеству юристов 24 место По выручке Профайл компании ×

Последствия

Обзор ВС помог судам, но не решил все проблемные вопросы, они еще остаются. Александра Улезко, руководитель группы по банкротству АБ Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × , отмечает, что за прошедшие полтора года ВС еще семь раз разбирался в делах о субординации требований кредиторов. В некоторых делах, например о банкротстве «РИА «Панда» (дело № А56-31284/2018) и ООО «Хольцпласт (№ А66-9583/2016), экономколлегии пришлось поправить судей из нижестоящих инстанций, которые просто не разобрались в Обзоре и неправильно применили его.

Но были и дела, в которых высшей инстанции пришлось давать дополнительные разъяснения. Так, в деле № А53-5956/2018, рассмотренном в марте 2020 года, ВС закрепил: аффилированный кредитор вправе инициировать процедуру банкротства вне зависимости от того, подлежит ли его требование понижению или нет.

Стоит отметить, что отсутствие в 2021 году большого количества актов Верховного суда, посвященных субординации, может свидетельствовать как о том, что суды нижестоящих инстанций в полной мере и эффективно применяют данный механизм, так и о том, что ВС решил сосредоточиться на иных более важных правовых вопросах.

Августовское определение коллегии по экономическим спорам по делу № А40-113580/2017 запретило понижать требование аффилированного кредитора, который приобрел включенное в реестр требование независимого кредитора уже после возбуждения дела о банкротстве. Позднее ВС подтвердил эту позицию в определении по делу № А65-20265/2018.

В октябре 2020-го экономколлегия также закрепила позицию, что одна лишь утрата юридического контроля над должником еще не означает, что требование бывшего контролирующего лица не подлежит субординации. В таком случае судам необходимо также исследовать и дальнейшее поведение аффилированного кредитора и момент наступления имущественного кризиса у должника (дело № А66-9583/2016).

А в «отказном» определении по делу № А63-5751/2014 судья Ирина Букина согласилась, что выход Обзора не является основанием для пересмотра вступивших в силу решений об очередности требований аффилированных кредиторов.

Субординация в банкротстве граждан: открытый вопрос

Но наиболее заметная позиция ВС по субординации требований последних полутора лет касается категории дел, которая никаким образом не была раскрыта в Обзоре.

В 2015 году Лариса Виноградова дала Юсупу Османову под проценты 2,7 млн руб. на три года. Но деньги он так и не вернул. А еще спустя почти два года другой кредитор инициировал его банкротство. Тогда Виноградова решила включиться в реестр с долгом, который к тому времени вырос до 8,3 млн руб. (дело № А40-301015/2019).

Но АСГМ решил, что должник и кредитор связаны между собой. Первая инстанция обратила внимание на то, откуда взялись деньги для займа. Суд узнал, что Виноградова получила дивиденды от ООО «Магнус плюс», в котором была участником, а еще деньги в помощь от своей близкой родственницы Анны Семеновой. Семенова тоже была участником «Магнус плюс», а еще вела совместный бизнес с Османовым. Поэтому суд, поддержанный впоследствии апелляцией и кассацией, вынес требования Виноградовой «за реестр».

С этим не согласился Верховный суд. Экономколлегия в своем определении указала, что положения о субординации касаются только юридических лиц, поэтому понижать требования кредиторов, связанных с банкротами-гражданами, нельзя.

При этом ВС добавил: такое решение не означает, что весь Обзор от 29 января 2020 года не применяется в делах о несостоятельности физлиц. Суды могут ссылаться на разъяснения, которые касаются обоснованности требований, например когда связанные с должником лица предъявляют мнимые или уже исполненные требования.

«Требование такого родственника, который был осведомлен о неплатежеспособности должника, не должно конкурировать наравне с независимыми кредиторами, вступающими в отношения с должником, не зная о финансировании со стороны заинтересованного лица», — уверена Довжикова. При этом и полный отказ в удовлетворении такого требования юрист считает «несправедливым».

Физическим лицам может предоставляться финансирование в трудном экономическом положении, что будет вводить в заблуждение кредиторов такого лица, вступающих с ним в правоотношения.

Александра Улезко напомнила о деле № А40-192270/2018, в котором ВС нашел другой способ даже не понизить в очередности, а отказать в удовлетворении требований аффилированного лица. Экономколлегия указала, что не подлежат судебной защите «неформальные недобросовестные договоренности», которые способствуют освобождению должника от долга перед независимыми кредиторами через установление в реестре крупного требования «дружественного» кредитора.

Довжикова считает, что Верховный суд должен дать дополнительные разъяснения по вопросу субординации требований в банкротстве граждан. О необходимости дополнительных разъяснений говорит и Красников. Иван Веселов с этим не согласен. Если возникнут дополнительные правовые вопросы по этой проблеме, ВС может разрешить их в рамках рассмотрения конкретных споров, уверен он.

Субординированные банки

Действительно важными для права и практиков стали дела, когда суды рассматривали вопросы субординации требований банков, рассказывает Сергей Кислов.

Так, в деле о несостоятельности ООО «Дека», производителя кваса «Никола», были субординированы требования «Сити Инвест Банка» на 185 млн руб. (дело № А44-1127/2019). Арбитражный суд Северо-Западного округа выяснил, что банк имел интерес к владению акциями должника, нетипичный для остальных кредиторов. Также «Сити Инвест» предоставлял обществу компенсационное финансирование. Позднее ВС также субординировал залоговое требование банка в том же деле.

Похожий повод для субординации Арбитражный суд Волго-Вятского округа увидел в деле о банкротстве ООО «Вертекс» (дело № А38-9492/2018). Тут судьи также установили интерес у банка, отличный от интересов остальных кредиторов. «Необычный» интерес был выражен в том, что должник с момента своего создания действовал исключительно в интересах и под контролем банка. К таким выводам суд пришел, выяснив, что единоличным исполнительным органом должника с момента создания должника стал сотрудник банка, а главной целью создания должника была покупка прав требований к группе лиц, в которую входил сам должник. Сами требования покупались также у банка.

«Суды готовы рассматривать вопросы субординации банков, но количество таких дел с принятия обзора не превышает десятка», — рассказывает Кислов. Он полагает, что это не заслуга банков, но следствие «исключительной осторожности и нерешимости» судов при рассмотрении таких споров.

Аффилированные лица в банкротстве

Аффилированные лица в банкротстве

Участие аффилированных лиц в делах о банкротстве – серьезная проблема для добросовестных кредиторов. Такие субъекты запускают судебное разбирательство с целью получения абсолютного контроля над банкротством фирмы, создают искусственную задолженность, участвуют в выведении активов и т. д. Однако внешняя легитимность подобных действий – это не повод ущемлять интересы остальных участников процесса финансовой несостоятельности. Законодательство разработало несколько эффективных способов противостояния аффилированности.

Признаки аффилированных лиц

Аффилированные лица в банкротстве – это граждане или организации, которые в силу обстоятельств могут оказывать влияние на деятельность компании-должника.

В соответствии со статьей 61.10 ФЗ № 127, таковыми считаются субъекты, которые:

  • являются представителями исполнительных органов предприятия (коллегиального или единоличного);
  • владеют не менее чем 20% голосующих акций или 50% уставного капитала;
  • получили от фирмы полномочия на совершение различных сделок (в частности, по изменению текущего имущественного фонда);
  • не имеют прямого влияния на ведение бизнеса, но могут влиять на решения, принимаемые руководством (на основании должностных или родственных взаимоотношений).

Вам может быть интересно:

Роли и цели аффилированных лиц в деле о финансовой несостоятельности

Исходя из судебной практики по делам о банкротстве, аффилированные лица разделяются на несколько групп:

У представителей каждой группы свои задачи. Рассмотрим их подробнее.

Заявители по делу

Такие субъекты подают заявление в арбитражный суд, чтобы запустить процедуру банкротства. При этом они стремятся установить кандидатуру дружественного арбитражного управляющего. Задолженность перед аффилированным лицом обычно невысокая – чуть более 300 000 рублей, а этого вполне достаточно для объявления фирмы банкротом.

Для борьбы с этими кредиторами используется метод погашения их требований в порядке суброгации независимым заимодателем. Добросовестный кредитор должен приобрести права требования к предприятию-должнику, после чего к нему перейдут и процессуальные права заявителя. Если же инициатор всячески уклоняется от получения исполнения, деньги можно перечислить нотариусу на депозит.

Кредиторы-контролеры

Данные субъекты призваны контролировать процесс банкротства. Размер задолженности перед контролером превышает совокупную сумму всех остальных долгов. Это делается, чтобы на собрании кредиторов он имел большинство голосов.

Банкротство для аффилированной компании, выступающей контролером, — это возможность блокировки решений, которые важны остальным кредиторам. Для обжалования ее действий добросовестному заимодателю необходимо предоставить суду доводы, позволяющие усомниться в достаточности и достоверности доказательств банкрота и контролера.

Участники должника

Для участников неплатежеспособной фирмы сильно ограничивается информация по судебному разбирательству, поэтому они часто стараются установить задолженность и войти в реестр требований кредиторов, получив таким образом доступ к материалам по делу.

В этом случае добиться справедливости проще всего. Согласно ФЗ № 127, в число конкурсных кредиторов не могут входить учредители и участники предприятия-банкрота по обязательствам, следующим из такого участия. Следовательно, требования этих субъектов не подлежат рассмотрению в деле. Даже если им удастся опровергнуть наличие корпоративной природы у долга, суд не может уравнивать их с независимыми кредиторами.

Вопросы по обжалованию действий аффилированных лиц лучше доверить профессионалам. Юристы компании DIVIUS Law&Consulting помогут вам добиться справедливости и отстоять свои законные интересы при рассмотрении дел о банкротстве.

Оцените статью
Добавить комментарий