П 4 ст 142 закона о банкротстве зареестровые кредиторы

П 4 ст 142 закона о банкротстве зареестровые кредиторы

Дело о зареестровом залогодержателе

Коллегия по экономическим спорам ВС РФ 6 июня рассмотрит необычное дело: у гражданина, признанного банкротом, есть единственное жилье – квартира, находящаяся в залоге. Залогодержатели этой квартиры заявили свои требования с пропуском срока, не попали в третью очередь реестра требований кредиторов и оказались «за реестром». Вопрос: должна ли квартира войти в конкурсную массу гражданина? Суды трех инстанций решили, что да. Судья ВС РФ И.А. Букина передала жалобу гражданина на рассмотрение Коллегии (Определение от 23.04.2019 № 307-ЭС19-358). Определение лаконичное: доводы заявителя о том, что «зареестровые» кредиторы не вправе претендовать на обращение взыскания на предмет залога, «заслуживают внимания».

Обсуждение этого дела со слушателями магистратуры показало, насколько масштабные проблемы и пласты теории могут быть затронуты. Что происходит с залоговым правом в случае банкротства должника и какое влияние на это право оказывают процессуальные нормы Закона о банкротстве? Что происходит с материальным залоговым правом при банкротстве должника – оно продолжает существовать в частноправовом смысле, изменяется или вовсе прекращается как материальное право, трансформируясь (если вообще можно говорить о трансформации) в набор процессуальных прав и привилегий?

В деле о единственной заложенной квартире гражданина возможны два решения:

— признать, что пропуск залогодержателем процессуального срока привел к прекращению материального залогового права, а значит, квартира не обременена залогом и, будучи единственным жильем, подпадает под процессуальный иммунитет от взысканий и в конкурсную массу не включается;

— признать, что пропуск процессуального срока лишил залогодержателя только процессуальных преимуществ в деле о банкротстве, но залоговое правоотношение в частноправовом смысле не затронул, то есть залоговое обременение квартиры сохранилось и она подлежит включению в конкурсную массу.

Первый вариант решения выглядит не менее ущербно: существование залогового правоотношения ставится в зависимость от соблюдения залогодержателем процессуального срока, который, как правило, не подлежит восстановлению.

Проще всего оценить финансовые последствия: первый вариант лишает шансов на какое-либо удовлетворение требований не только залогодержателей квартиры, но и, возможно, иных кредиторов должника. Второй вариант, напротив, оставляет даже «зареестровому» кредитору шансы на удовлетворение хотя бы части требований. В плане социально-экономических последствий тоже все очевидно: позиция суда может либо помочь гражданам сохранить единственное жилье, даже если оно заложено, стимулируя «банкротный туризм» и иные способы банкротиться тайком от кредиторов, либо дать больше возможностей кредиторам, выгоняя граждан на улицу. Как говорится, оба варианта хуже.

Оцените статью
Добавить комментарий