Почему банки становятся банкротами

Они, могут, внести, средства, отозвать, часть, требований, выкупить, активы, или, поговорить, с, должниками

Владельцы рухнувших банков помогут АСВ рассчитаться с кредиторами

«Мастер» затянуло в дыру на 17 млрд рублей

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) обнаружило дыру в балансе Мастер-банка, лишившегося лицензии в ноябре прошлого года, на 17,21 млрд руб. Об этом представитель АСВ сообщил в Арбитражном суде Москвы в ходе заседания по иску о банкротстве банка, передает РАПСИ. Суд признал Мастер-банк банкротом. Функции конкурсного производства возложены на АСВ.

Официальный представитель агентства подтвердил, что обязательства банка на 17,2 млрд руб. больше, чем его имущество. Размер дыры подтвердил и представитель ЦБ. Такой объем — оценка временной администрации ЦБ, подчеркивает представитель госкорпорации: АСВ, став конкурсным управляющим, исследует причины банкротства, проанализирует размер обязательств и стоимость имущества. Окончательная оценка появится ближе к завершению процедуры банкротства, говорит он. Получается, что если за это время какие-либо активы банка станут плохими, дыра вырастет еще.

Уже сейчас средств банка не хватит, чтобы полностью удовлетворить требования кредиторов первой очереди, говорит аналитик Газпромбанка Юрий Тулинов. По его подсчетам, на возмещение с учетом требований самого АСВ (входит в первую очередь с суммой, выплаченной частным вкладчикам по страховке. — «Ведомости») смогут рассчитывать 86,5% кредиторов. Это идеалистичный сценарий, когда нет административных издержек, дисконтов по прочим активам и, главное, с учетом того, что чистая ссудная задолженность больше не будет уменьшаться, замечает Тулинов.

В опубликованном ЦБ балансе «Мастера» от 30 декабря указано, что с учетом доформированных резервов убыток банка составляет 12,8 млрд руб., а капитал становится отрицательным — на 4,4 млрд руб. Как пояснил представитель ЦБ, размер дыры увеличился за счет того, что часть корпоративных заемщиков прекратили обслуживание долгов, некоторых юридических лиц не оказалось по месту регистрации, а часть клиентов — физических лиц сказали, что они не брали кредиты.

Мастер-банк не согласен с решением ЦБ об отзыве у него лицензии. Банк подал в тот же Арбитражный суд Москвы заявление с требованием отменить приказ ЦБ об отзыве лицензии. Но суд отложил рассмотрение заявления до 17 февраля, поскольку банк не приложил к иску копию обжалуемого приказа, передает РАПСИ. Кто подписал иск, вчера выяснить не удалось.

Теоретически отзыв лицензии обжаловать можно, говорит вице-президент Пробизнесбанка Сергей Летунов. Но шансы крайне малы, а у Мастер-банка и вовсе их нет — банк признан банкротом, продолжает он. «Скорее всего, банк пытается сделать хорошую мину при плохой игре: видимо, там считают, что ЦБ неправильно оценил финансовое состояние, и якобы ищет судебной защиты», — полагает Летунов. Он не помнит случая, чтобы какой-либо банк выигрывал суд по обжалованию решения об отзыве лицензии.

Дыра в балансе «Пушкино», также лишившегося лицензии прошлой осенью, за время работы временной администрации разрослась не так сильно — всего на 3,5 млрд руб. Суммарная стоимость активов банка составила 12,2 млрд руб., тогда как сумма обязательств — 26,6 млрд руб.

ntttu0412u044b u043du0435 u0430u0432u0442u043eu0440u0438u0437u043eu0432u0430u043du044b u043du0430 u0441u0430u0439u0442u0435.ntt ntt

Владельцы рухнувших банков помогут АСВ рассчитаться с кредиторами

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) меняет подходы работы с владельцами рухнувших банков: им предлагают сотрудничать и рассчитаться с кредиторами, а взамен – не получить иск об убытках. Об этом «Ведомостям» рассказал первый заместитель гендиректора АСВ Андрей Мельников.

Новый формат работы Мельников объяснил тем, что в АСВ банки поступают сейчас в основном с сохранившимися активами. Как только агентство становится конкурсным управляющим или даже раньше, то старается вступить в переговоры с бенефициарами, объяснил он. Агентство сообщает им размер «дыры» в банке и рассказывает, какие есть пути и как можно «подключиться» к расчетам с кредиторами, рассказывает Мельников: найти средства, отозвать часть требований, выкупить активы, провести работу с должниками, которых они знают.

Банк переходит к АСВ после того, как суд принимает решение о его банкротстве или принудительной ликвидации (когда активов хватает для погашения обязательств). С начала года под управление АСВ перешел 21 банк, у которого лицензия либо отозвана, либо аннулирована – это в 2 раза больше, чем за аналогичный период 2020 г. В 15 из них АСВ надеется полностью погасить требования кредиторов благодаря сотрудничеству с собственниками, говорит Мельников. «Собственники это делают, потому что хотят сохранить репутацию или не хотят проблем. Если они рассчитаются – нет ущерба, а значит, к ним не будут предъявляться иски об убытках или о привлечении к субсидиарной ответственности», – заключил он.

Всего же процедуры принудительной ликвидации сейчас идут в отношении 25 банков, банкротство, где агентство – конкурсный управляющий, – в 324. Такая разница в цифрах объясняется тем, что в большинстве банков с отозванной лицензией активов не хватает на покрытие обязательств перед кредиторами. АСВ получает банк с «дырой» в балансе и начинает его банкротить, оспаривать ряд сделок, взыскивать активы, чтобы вернуть средства в конкурсную массу. Поэтому процедуры принудительной ликвидации короче – ее средний срок составляет год и семь месяцев, тогда как конкурсного производства – пять лет, следует из отчета АСВ за первое полугодие.

Из относительно крупных банков в этом году отозвали лицензии у екатеринбургского банка «Нейва» (188-е место) и московского Нефтепромбанка (201-е). У первого выплаты вкладчикам составляют 5,3 млрд руб., в отношении него ведется процедура принудительной ликвидации. У Нефтепромбанка выплаты вкладчикам составили 2,6 млрд руб., началось банкротство. Требования кредиторов банков пока еще не сформированы, но акционеры Нефтепромбанка сообщили о намерении предоставить средства для погашения обязательств, говорится на сайте АСВ.

На 1 сентября средний размер удовлетворения требований кредиторов по банкротству составил 48,3%, сказал представитель АСВ. Требования кредиторов первой очереди (входят вкладчики) удовлетворены на 68%, второй очереди (сотрудники банка) – 37%, третьей очереди (юрлица и ИП) – 32,8%. Агентство перечислило с начала года кредиторам 54,2 млрд руб.

Чтобы пополнять размер конкурсной массы, агентство подает иски о привлечении к субсидиарной ответственности собственников и топ-менеджеров по долгам банка. Общий размер требований к контролирующим лицам составляет 2,3 трлн руб., говорил Мельников в июне «Коммерсанту»: положительные решения уже получены на 1 трлн руб., часть требований еще находится на рассмотрении.

Перед АСВ стоит задача эффективно банкротить банки, т. е. возвращать деньги в конкурсную массу, сказал партнер юридической фирмы FMG Group Михаил Фаткин. АСВ, понимая свою политическую задачу, «эффективно» ее решает – ведет работу с правоохранительными органами и очень часто находит понимание в судах, что дает все меньше шансов собственникам и менеджменту банков, причем вне зависимости от их вины. Собственники это видят, считают свои шансы и приходят к выводу, что проще заплатить, говорит Фаткин.

Корпорация нищебродов: накроет ли Россию новая волна банкротств

Анна Пономарева, обозреватель в Банки.ру с 2015 по 2019 год

Эксперты предупреждают о нарастании новой волны корпоративных банкротств на фоне стагнации экономики. Наиболее неблагополучная ситуация — в строительстве, сфере услуг и машиностроении. Банки.ру выяснял, почему в России все больше компаний становятся банкротами.

Волна банкротств на фоне стагнации

В России во II квартале текущего года интенсивность банкротств увеличилась на 2,8% относительно предыдущего квартала. Об этом говорится в отчете Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Во II квартале банкротами себя объявили 3 326 юрлиц, кварталом ранее число банкротств составило 3 080. При этом, по данным Росстата, обнародованным 25 августа, в первом полугодии 2017-го доля убыточных организаций в России увеличилась по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года на 0,8 процентного пункта и составила 31,6%.

«Рост продолжается третий квартал кряду, что похоже на плавное нарастание новой волны банкротств на фоне продолжающейся стагнации в экономике. Так, интенсивность банкротств II квартала 2017 года всего лишь на 2,7% ниже пиковых значений I квартала 2015 года, а также на 29,1% выше, чем в I квартале докризисного 2013 года. Негативная динамика банкротств во II квартале характерна для большинства отраслей. Затяжной характер кризиса обостряет ситуацию в секторах с наибольшим сжатием рынков: строительство, коммерческие услуги, машиностроительный комплекс, улучшение ситуации наблюдается лишь в сфере финансовой деятельности», — говорится в отчете ЦМАКП.

Интенсивность банкротств за квартал увеличилась практически во всех отраслях: в строительстве и сфере коммерческих услуг вновь обновились максимальные значения банкротств предыдущих трех лет; в электроэнергетике и металлургии по итогам квартала зафиксирован резкий скачок банкротств (более 15%). Половина крупнейших по выручке банкротов сосредоточена в сфере торговли.

«Интенсивность банкротств за квартал увеличилась практически во всех отраслях: в строительстве и сфере коммерческих услуг вновь обновились максимальные значения банкротств предыдущих трех лет.»

При этом эксперты прогнозируют, что рост ВВП, который, по оценке Минэкономразвития, во II квартале 2017 года составил 2,7%, будет способствовать локализации новой волны банкротств.

Банкротство как способ договориться с кредиторами

Рост числа банкротств в 2017 году связан прежде всего с отсутствием восстановления платежеспособного спроса со стороны потребителей, а также со слабыми показателями инвестиционного спроса, считает заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин. «Кроме того, не все компании смогли восстановиться после падения доходов потребителей и спроса в 2015—2016 годах, а также после девальвации рубля», — говорит Люшин.

По мнению управляющего партнера коллегии адвокатов Москвы «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергея Ковалева, помимо экономических факторов, вызывающих рост банкротств, не стоит исключать и ряд других. «Во-первых, уход должников от долгов или желание размер этих долгов сократить. Это погашение или выкуп своих долгов с дисконтом. Второй фактор — это поглощение агрессивными игроками, использующими механизм покупки долгов и банкротств для получения контроля над бизнесом по заниженной стоимости», — указывает юрист.

«Институт банкротства продолжает рассматриваться многими участниками рынка в качестве инструмента ухода от долгов и рычага воздействия на кредиторов», — согласен с коллегой адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко.

Андрей Люшин считает, что уйти от долгов через банкротство сейчас сложно, поскольку если кредиторы докажут, что к банкротству привели действия владельцев или управленцев компаний, то те будут отвечать по таким долгам всем своим имуществом. «Поэтому абсолютное большинство банкротств — это реальные экономические банкротства. Исключения есть, но их не так много. Компании вынуждены прекращать хозяйственную деятельность, так как не могут работать эффективно в таких экономических условиях», — уверен Люшин.

Возврат долга в рамках банкротства — 10%

Банкротство одного юридического лица вызывает цепную реакцию, потому что его контрагенты практически лишаются возможности вернуть долги.

«Возможность возврата долгов кредиторами в процедуре банкротства зависит от множества факторов: наличия реальных активов у должника или его бенефициаров; структуры сделок, лежащих в основании долгов, и качества обеспечений по ним; подготовки должника к процедуре банкротства, ее длительности и глубины проработки; значения для должника его репутации на рынке; наличия квалификации и опыта в процедурах банкротств у юристов кредитора; наличия информации о сделках должника, его контролирующих лицах и их активах. Статистика говорит, что средний размер возврата долга в рамках банкротств составляет порядка 10% от номинала долга», — рассказал Сергей Ковалев.

Банковский сектор не видит рисков

Рост количества банкротств не отразился на показателях просроченной задолженности в банковском секторе, отмечают в информационно-аналитическом отделе Банки.ру.

Граждане дождались разморозки

КС устранил проблему с погашением кредитов обанкротившихся банков

Конституционный суд (КС) РФ запретил замораживать в обанкротившихся банках досрочные платежи заемщиков по потребительским кредитам. Проблема была в том, что суды не признавали платежи, проведенные незадолго до отзыва у банка лицензии. В итоге деньги включались в конкурсную массу, но граждане оставались должны. КС признал такое толкование неправильным и постановил считать обязательства гражданина исполненными даже в случае отзыва у банка лицензии. Юристы считают позицию справедливой, полагая, что она защитит добросовестных заемщиков.

КС признал недопустимым замораживание на счетах банков-банкротов средств, досрочно уплаченных заемщиками в счет погашения кредита. Об этом говорится в постановлении, опубликованном сегодня на сайте суда. Поводом для проверки норм закона о банках и банковской деятельности, а также закона о банкротстве стала жалоба жительницы Санкт-Петербурга Ирины Рехиной. В октябре 2016 года она взяла в Татфондбанке кредит на 590 тыс. руб. на пять лет для покупки автомобиля. Уже через полтора месяца заемщица решила частично досрочно погасить долг и 3 декабря внесла на спецсчет в банке 500 тыс. руб. Но в счет долга эту сумму ей так и не засчитали: 15 декабря ЦБ ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка, а затем отозвал у него лицензию.

Банк затем был признан банкротом, и внесенные Ириной Рехиной 500 тыс. руб. включили в состав конкурсной массы. Между банком и заемщицей возник судебный спор об оставшейся сумме долга по кредиту. В итоге Агентство по страхованию вкладов (АСВ) взыскало с госпожи Рехиной 682,9 тыс. руб. При этом засчитать досрочный платеж заемщицы в счет долга суды отказались, сославшись на то, что закон о несостоятельности запрещает погашать требования кредиторов путем зачета требований при банкротстве банков, так как это уменьшает конкурсную массу и нарушает права других кредиторов. Тогда Ирина Рехина обратилась в КС, настаивая, что ее несправедливо лишили имущества, в то время как Конституция РФ равным образом защищает все виды собственности.

В постановлении отмечается, что ограничения на распоряжение имуществом банка в ходе конкурсного производства правомерны и обусловлены защитой интересов кредиторов.

Однако правоприменители не должны ограничиваться «формальным признанием юридического равенства сторон при их фактическом неравенстве», подчеркнул КС. Кредитор банка, не получивший свои денежные средства, претерпевает неблагоприятные последствия от независящих от него обстоятельств. Но должник, который возвращает взятые деньги, оказывается в худшем положении, поскольку он, хотя и внес сумму кредита, считается не исполнившим обязательства и по сути принуждается к повторной уплате, что «противоречит как общим принципам гражданского законодательства, так и конституционному принципу равенства».

К тому же погашение долга заемщика нельзя признать зачетом требований, поскольку до внесения денег банк обязательств перед заемщиком не имел, говорится в постановлении. Спорные нормы сами по себе не противоречат Конституции, но из их толкования следует, что «обязательство по договору потребительского кредита может быть досрочно исполнено гражданином-должником путем размещения денежных средств на банковском счете», открытом для этой цели, «даже в случае отзыва у кредитной организации лицензии (введения моратория на удовлетворение требований кредиторов)». Дело Ирины Рехиной подлежит пересмотру, заключил КС.

«Позиция КС представляется не только справедливой, но и правильной с точки зрения действующего законодательства»,— считает старший юрист юрфирмы РКТ Анна Ившина. Она признает наличие проблемы «замораживания» средств заемщиков, внесенных для погашения кредита в банки незадолго до отзыва лицензии, отмечая, что число таких случаев снизилось после того, как Верховный суд в 2018 году скорректировал практику в пользу граждан.

Бывают и обратные ситуации, когда «заемщики прекращают выплаты, ошибочно полагая, что при банкротстве банка возвращать долг не надо», добавляет партнер ProLegals Марина Морозова. Однако, продолжает юрист, банкротство банка не влечет для заемщика прекращения обязательств по кредиту, а в случае просрочки начисляются штрафы.

Управляющий партнер АБ «Павел Хлюстов и партнеры» Павел Хлюстов называет постановление КС торжеством здравого смысла над юридической софистикой: «Логика очень проста: с момента внесения денег в банк обязательство заемщика считается исполненным, дальнейшее движение по счетам в самом банке не имеет значения, поскольку это не зона ответственности потребителя и влиять на нее он не может». Иной подход, по словам господина Хлюстова, «безосновательно пополнял конкурсную массу банков за счет ни в чем не повинных граждан-заемщиков». По мнению Анны Ившиной, справедливо было бы применить эту позицию КС и к юрлицам-заемщикам.

«В любом случае необходимо понимать, что позиция КС распространяется только на добросовестных заемщиков, то есть тех, кто действительно внес деньги в банк»,— отмечает Павел Хлюстов. Госпожа Морозова добавляет, что если погашение кредита производилось внутрибанковскими проводками или иным способом в целях вывода активов из банка либо оказания предпочтения отдельным кредиторам, то эти обязательства заемщиков суды исполненными не признают.

Оцените статью
Добавить комментарий