Повышенный стандарт доказывания при банкротстве это

Повышенный стандарт доказывания при банкротстве это

ВС напомнит о повышенном стандарте доказывания в банкротстве

Повышенный стандарт доказывания

Споры, попадающие на рассмотрение судей, не всегда очевидны. Формальное соответствие сделки требованиям законодательства может скрывать под собой намерение участников скрыть истинное содержание и цель заключения сделки. В результате суд, если он не разбирается глубоко в вопросе, рискует принять неверное решение, поддерживая недобросовестных участников спора.

Высшие суды подчеркивают, что по ряду споров необходимо применять повышенные стандарты доказывания, чтобы сбалансировать интересы сторон и выявить не самые очевидные обстоятельства дела. В статье мы расскажем, в каких случаях применяется повышенный стандарт и в чем он заключается.

Фабула дела:

Два хозяйственных общества заключили сделку купли-продажи маслосемян стоимостью около 330 миллионов рублей. Неоплаченный долг был уступлен покупателем другому хозяйственному обществу с обязательством выплатить цессионарию сумму долга с процентами на условиях рассрочки.

Обязательства по погашению задолженности между покупателем и цессионарием не были исполнены, в отношении покупателя началась процедура банкротства, цессионарий потребовал включения в реестр кредиторов. Цессионарию в реестре противостоит банк, у которого свой интерес к обществу-покупателю. Банк заподозрил мнимость сделки купли-продажи, соответственно, заявил о незаконности уступки с целью исключения недобросовестного кредитора из реестра.

Суды последовательно признавали сделку законной. Только кассация, вернув дело на новое рассмотрение, указала, что необходимо прислушаться к доводам банка, применить повышенный стандарт доказывания при решении вопроса о реальной цели и экономическом смысле сделки купли-продажи. Согласно аргументам банка продавец на момент заключения сделки имел признаки фирмы-однодневки и не имел фактической возможности поставить товар в согласованном сторонами объеме. Вероятно, покупатель и цессионарий не проверили продавца, что должны были сделать при должной осмотрительности.

Решение по делу – отправить его на новое рассмотрение.

Судебный акт: определение АС Краснодарского края от 29.10.2018 № А32-42517/2015 [308-ЭС18-9470]

Выводы суда:

1. В отсутствие спора между сторонами и состязательности в доказывании суд лишен возможности предвидеть реальную цель истца и ответчика и выполнить задачи судопроизводства. Банкротящийся покупатель признал долг перед цессионарием в добровольном порядке.

2. Участие конкурирующего кредитора позволит суду пресечь образование фиктивной задолженности, не допустить недобросовестных лиц к распределению конкурсной массы.

3. Суду необходимо руководствоваться повышенным стандартом доказывания, то есть провести более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным процессом.

4. Предъявление к конкурирующему кредитору высоких стандартов доказывания нецелесообразно, поскольку влечет неравенство процессуальных возможностей кредиторов. Конкурирующий кредитор вынужден представлять доказательства, доступ к которым у него отсутствует.

5. Суд должен проверять не только формальное соответствие сделки законодательству, но и оценивать разумные доводы и доказательства, в том числе косвенные, указывающие на пороки сделки. Мнимые сделки формально соответствуют законодательству, однако совершены, как правило, в противоречие с действительной целью сторон.

6. Банк приводил аргументы об отсутствии технических, организационных, материальных возможностей у продавца поставить согласованное количество семян, указывал на многочисленные несоответствия между договором и документацией о фактическом исполнении договора. Банк обращал внимание суда, что цессионарий лоялен к кредитору, поскольку предъявил требования в объеме ниже суммы долга. Эти противоречия свидетельствуют о фиктивности сделки.

7. Ввиду заинтересованности покупателя и продавца по сделке в сокрытии доказательств, повышается роль косвенных доказательств. Судебной оценке подлежали доводы банка.

Комментарии:

1) Суд кассационной инстанции отметил крайне важную вещь для формирования практики. В делах о банкротстве суды должны тщательно исследовать основания возникновения задолженностей, изучать историю заключения сделок, которые привели к образованию задолженности. То есть применять более тщательный подход.

2) Очевидно, что в простых сделках, когда есть спор между двумя сторонами, достаточно оценить формальное соответствие или не соответствие закону. Процедуры банкротства представляются более сложным механизмом, в котором должник максимально заинтересован в сохранении своего имущества, или в выводе его «дружественным» кредиторам, с сохранением фактического господства над имуществом.

3) Наличие задолженности перед банком, возможно, не привело бы покупателя к банкротству. Возможность избежать выплаты долга банку появилась в результате подачи заявления о банкротстве. Для сохранения своего имущества должник мог заключить фиктивную сделку купли-продажи, чтобы у него появился еще один крупный кредитор.

Возможна и другая ситуация: сделка купли-продажи была законной, но уступка долга по цене выше самого долга в преддверии банкротства могла быть фиктивной с такой же целью – появления крупного кредитора, способного составить конкуренцию банку, размыть конкурсную массу и забрать ее часть на стадии конкурсного производства. Кроме того, крупный кредитор имеет право влиять на процесс банкротства, участвовать в выборе управляющих, иметь весомый голос на собрании кредиторов. Все это выгодно должнику.

4) Повышенный стандарт доказывания относится к участнику, которого «обвиняют» в совершении мнимой сделки. Должник должен подтвердить, что сделка имела коммерческую цель, была заключена с компанией, которая имела возможность ее исполнить. Банк не может привести доказательства в обоснование своих сомнений, но считать его сомнения ошибочными ввиду отсутствия доказательств неразумно.

ВС напомнит о повышенном стандарте доказывания в банкротстве

ВС напомнит о повышенном стандарте доказывания в банкротстве

Даже если должник или его управляющий согласны с требованиями кредитора, суд не может принять признание иска без учета интересов других кредиторов. Но в одном из дел суды проигнорировали доводы о мнимости сделки хранения на 131,3 млн руб. и удовлетворили иск, ведь все документы были в порядке. Экономколлегия напомнит о повышенном стандарте доказывания в банкротстве, когда следует проверять не только форму, но и реальность сделки.

В своей жалобе кассатор напоминает, что при банкротстве должника должен действовать повышенный стандарт доказывания в условиях конкуренции кредиторов. И суд не мог принять согласие ответчика с иском, не уделив внимание их доводам (особенно учитывая аффилированность сторон хранения). А «Мингрельское» настаивало, что сделки по хранению мнимые: опровергало саму передачу имущества на хранение и указывало, что «Корис-Агро» не имеет возможности разместить такое количество техники и скота. К тому же, даже если услуги частично оказывались, платежи за них частично не являются текущими, ведь договор начали исполнять до банкротства, указывается в кассационной жалобе. Судья Сергей Самуйлов назначил ее рассмотрение в Верховном суде на 4 сентября 2017 года.

Особое внимание – интересам кредиторов

Суды должны были обратить на сделки повышенное внимание, ведь плата за хранение оказалась выше стоимости имущества в 30 раз, а в суде взыскивались в качестве текущих платежи за 8 месяцев до возбуждения дела о банкротстве, анализирует подробности дела партнер независимой юргруппы «Стрижак и партнеры» Вячеслав Косаков. Шанс оплаты текущих требований намного выше, чем реестровых, подчеркивает партнер «Инфралекса» Артем Кукин. Чем больше средств идет на удовлетворение текущих требований, тем меньше получат реестровые кредиторы, объясняет он.

«Повышенный стандарт доказывания» в банкротстве установил п. 26 Постановления Пленума ВАС № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» от 22 июня 2012 года. Если должник или управляющий признали требования, это не освобождает от необходимости доказывания, гласит пункт. Он отражает как раз специфику банкротств – конкуренцию кредиторов. Это обязывает суд проверить не только документы, но и то, может ли «Корис-Агро» реально обеспечить сохранность имущества, особенно крупного рогатого скота, комментирует управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин.

Стандарты доказывания в деле о банкротстве. Ключевые позиции судов

Чтобы включиться в реестр или оспорить требования аффилированного лица, кредитор должен доказать обоснованность своих требований. Как спрогнозировать решение суда на основе стандартов доказывания — в статье.

Высшие инстанции закрепили повышенный стандарт доказывания при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве (постановление Президиума ВАС от 13.05.2014 № 1446/14, определения ВС от 10.10.2016 № 305-ЭС16-12134, от 18.09.2017 по делу № 301-ЭС15-19729(2)). Верховный суд распространил такой стандарт и на другие ситуации:

  • доказывание признаков банкротства стратегического предприятия (определение ВС от 24.12.2015 № 309-ЭС15-13162);
  • доказывание невозможности рассмотрения спора в третейском суде (определение ВС от 12.07.2017 по делу № 307-ЭС17-640);
  • оспаривание сделок по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам при банкротстве банка (определение ВС от 02.04.2018 № 305-ЭС17-22716).

Обычный стандарт

Обычный стандарт, или баланс вероятностей, применяется в процессе с равными возможностями сторон по сбору доказательств. Суд признает обоснованными требования истца или возражения ответчика лишь на основе доказательств, с разумной степенью достоверности подтверждающих соответствующие обстоятельства. Этот стандарт применяется в спорах о признании недействительными сделок по специальным банкротным основаниям 1 .

Примеры из практики

1. Оценивая обоснованность требований кредиторов, суд пришел к следующему выводу: «Стандарт доказывания, действующий в гражданском процессе, именуемый «баланс вероятностей», по которому факт в гражданском процессе считается доказанным и тогда, когда представлена совокупность доказательств, свидетельствующих, что некоторое событие скорее имело место, чем не имело места, предполагает, что нежелание второй стороны предоставить опровержения должно быть квалифицировано исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого аргументированно, со ссылкой на конкретные документы, указывает процессуальный оппонент» 2 .

1 определение ВС от 30.09.2019 № 305-ЭС16-18600 (5–8)
2 постановление 7ААС от 03.09.2018 по делу № А03-9092/2017

Оцените статью
Добавить комментарий