Влияет ли форма вины должника на размер гражданско правовой ответственности

Влияет ли форма вины должника на размер гражданско правовой ответственности

Вина как условие наступления гражданско-правовой ответственности в системе обеспечения пожарной безопасности

Понятие смешанной вины

В гражданском законодательстве, по общему правилу, вина является лишь условием, но не мерой ответственности. Если имеет место вина, то независимо от ее формы правонарушитель обязан возместить причиненные убытки в полном объеме (п. 1 ст. 15 ГК). Однако в некоторых случаях, прямо предусмотренных законом или договором, форма вины может повлиять на размер гражданско-правовой ответственности. Поскольку эти случаи являются исключением из общего правила, нет необходимости прибегать к четырехчленному делению вины, как это имеет место в уголовном праве, где размер ответственности прямо зависит от степени вины правонарушителя. Для тех немногочисленных случаев, когда форма вины влияет на размер ответственности, вполне достаточно изложенного выше трехчленного деления вины.

Один из таких случаев составляет так называемая смешанная вина (п. 1 ст. 404 ГК). Смешанная вина характеризуется следующими моментами:

  • а) Убытки наступают в результате виновного поведения не только должника, но и кредитора;
  • б) Убытки сосредоточиваются в имущественной сфере только одной стороны обязательства — кредитора;
  • в) Убытки представляют собой единое целое, когда невозможно определить, в какой части они вызваны виновными действиями должника, а в какой — виновными действиями кредитора.

Смешанную вину необходимо отличать от совместного причинения вреда. Совместное причинение вреда характеризуется следующими признаками:

  • а) Убытки наступают в имущественной сфере только одной стороны обязательства — кредитора;
  • б) Убытки вызваны противоправными действиями двух или более лиц;
  • в) Убытки представляют собой единое целое, и невозможно установить, какая часть этих убытков причинена каждым из этих двух или более лиц;
  • г) Совместные причинители несут солидарную ответственность перед кредитором.

Так, акционерному обществу в установленный договорами срок не были поставлены комплектующие изделия двумя поставщиками, в результате чего акционерное общество понесло/убытки из-за простоя оборудования в размере 50000000 руб. В данном примере убытки понесло акционерное общество, которое не допустило каких-либо правонарушений. Поэтому оно может получить возмещение убытков от любого из поставщиков в полном объеме. Возмещенные одним из поставщиков убытки в дальнейшем могут быть распределены между совместными причинителями (поставщиками) пропорционально степени (форме) вины каждого из них.

Законом или договором теперь допускается установление обязанности причинителя вреда (во внедоговорных отношениях) выплатить потерпевшему компенсацию сверх установленного законом возмещения вреда. Такое возможное повышение размера ответственности в деликтных отношениях вызвано тем, что размер возмещения вреда во многих случаях, например при причинении вреда здоровью гражданина, в действительности почти никогда не покрывает всех реально понесенных потерпевшим убытков. Размер установленной законом внедоговорной (деликтной) ответственности уменьшению в принципе не подлежит.

Однако размер как внедоговорной, так и договорной ответственности, включая суммы неустойки и убытков, может быть уменьшен в тех случаях, когда убытки или вред, причиненный потерпевшему, стали результатом виновного поведения обеих сторон правоотношения либо возникли у обеих сторон. Например, пешеход попал под автомобиль в результате грубого нарушения правил перехода улицы либо произошло столкновение двух автомобилей, водители которых нарушили правила движения. Такие ситуации принято называть смешанной ответственностью, или смешанной виной.

Вина как условие наступления гражданско-правовой ответственности в системе обеспечения пожарной безопасности

Автор(ы): Васильева Галина Игоревна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №12 2017» (декабрь, 2017)
Количество просмотров статьи: 1811
Показать PDF версию Вина как условие наступления гражданско-правовой ответственности в системе обеспечения пожарной безопасности

Г.И. Васильева
Магистрант
Санкт-Петербургского университета
ГПС МЧС России

Рассмотрено определение вины в гражданском праве. Раскрыты формы вины в гражданском праве. Дано определение гражданско-правовой ответственности и проанализированы основания её наступления.

Ключевые слова: вина, гражданско-правовая ответственность, умысел, неосторожность, правонарушитель, невиновность, презумпция, вред.

GUILT AS CIRCUMSTANCE ADVENT RESPONSIBILITY IN SYSTEM PROVISION FIRE SAFETY

G.I. Vasilyeva. Saint-Petersburg university of State fire service of EMERCOM of Russia.

Considered the definition of fault in civil law. Disclosed fault forms in civil law. This definition of civil liability and analyzed the reason of its occurrence.

Keywords: guilt, civil liability, intent, negligence, offender, innocence, presumption, harm.

От того, каким образом будет определяться вина в гражданском праве, зависит и то, как будет действовать презумпция вины. Ведь только зная, что понимается под виной, лицо, нарушившее обязательства сможет опровергнуть данную презумпцию, т.е. доказать свою невиновность.

В гражданском праве, в отличие от уголовного, где действует презумпция невиновности, действует принцип виновности. Иными словами правонарушитель должен доказать свою невиновность во избежание ответственности.

Определение вины, закрепленное в ст.401 ГК РФ, которая расположена в главе 25 «Ответственность за нарушение обязательств», является общей нормой о вине как об условии гражданско-правовой ответственности и распространяет свое значение как на договорную, так и на деликтную ответственность. [1]

На самом деле это не совсем верное утверждение, так как статья 401 ГК РФ предусматривает ответственность за нарушение уже существующего обязательства, а деликтное обязательство, например, возникает лишь после причинения вреда, т.е. до этого оно не существует. Как правило, нарушаются абсолютные правоотношения, не являющиеся обязательствами. Поэтому применение ст. 401 ГК РФ к деликтной ответственности не уместно. Договорная ответственность несколько отличается от деликтной. [2] Их различие в следующем: субъектном составе; в условиях ответственности (в том числе без вины); основания освобождения от ответственности и уменьшение ее размера.

Все выше изложенное позволяет сделать следующие выводы о том, что вина это психическое отношение правонарушителя к своему противоправному поведению, а также к его результату. Также это отношение может проявляться как в форме пренебрежения, так и в форме безразличия к интересам государства или общества. Кроме этого, не менее важной составляющей сущности вины является реакция общества на антисоциальное поведение правонарушителя, но все же приоритет отдается первому признаку.

В гражданском праве различают две формы вины — умысел и неосторожность. [3] Умысел имеет место тогда, когда поведение лица сознательно направлено на нарушение обязательства. При вине в форме неосторожности должник при исполнении им обязательства не проявляет ту степень заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота, в результате чего им не были приняты все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства.

Грубой неосторожностью признают не проявление должником той минимальной степени заботливости и осмотрительности, какую можно было бы ожидать от всякого участника имущественного оборота, и непринятии должником очевидных мер в целях надлежащего исполнения обязательств.

В судебной и арбитражной практике достаточно часто возникает вопрос о том, была ли проявлена достаточная осмотрительность и осторожность.

Например, К. обратилась в Киришский городской суд Ленинградской области с иском к П. о возмещении ущерба, причиненного пожаром. В обоснование иска указала, что по вине ответчика — собственника расположенной на соседнем участке бани, допустившего нарушение правил пожарной безопасности при эксплуатации печи и дымохода своей бани, произошло возгорание, в результате которого огнем была повреждена находящаяся в непосредственной близости ее баня и уничтожен сарай с находящимся в постройках движимым имуществом.

Решением Киришского городского суда Ленинградской области исковые требования удовлетворены частично.

Как видно из дела, причиной пожара послужило нарушение ответчиком п. п. 2.4, 2.5 Рекомендаций по предупреждению пожаров в домах с печным отоплением, утвержденных приказом МЧС РФ от 01 октября 2006 года в виде оставления топящейся печи без присмотра.

Суд первой инстанции руководствуясь положениями ст.1064 ГК РФ, пришел к обоснованному выводу о том, что ответчик, являясь собственником имущества, допустил нарушения действующих норм и правил, что привело к их возгоранию и причинению ущерба имуществу истца. [4]

В судопроизводстве разграничение умышленной формы вины на прямой умысел и косвенный не имеет практического значения при решении вопроса об ответственности субъекта при совершении гражданского правонарушения. Также, мотивы умышленного правонарушения при рассмотрении вопроса о степени ответственности в гражданском праве не влияют на ее объем.

Для презюмирования вины вопрос о том, имеется ли у правонарушителя дополнительная обязанность, является крайне важным.

Презюмирование вины применяется только при привлечении к мерам гражданско-правовой ответственности (как возложение дополнительных обязанностей), тогда как при использовании иных мер защиты гражданских прав она не действует.

Таким образом, если в отраслях публичного права невиновность свидетельствует об отсутствии одного из условий ответственности и является обстоятельством, исключающим ответственность, то в гражданском праве представлена диаметрально противоположная позиция: невиновность является обстоятельством, освобождающим от ответственности.

Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда

1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

3. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Комментарий к ст. 1064 ГК РФ

1. Коммент. ст., как и гл. 59 ГК в целом, посвящена так называемым деликтным обязательствам (от лат. delictum — правонарушение), которые выделялись в особую группу еще в римском праве. Указанные обязательства возникают в связи с нарушением абсолютных субъективных гражданских прав потерпевших, носят внедоговорный характер и направлены на возмещение причиненного потерпевшим имущественного или морального вреда. Деликтное обязательство, как и всякое другое, носит относительный характер, так как складывается в результате причинения вреда между конкретными лицами — потерпевшим, который управомочен требовать возмещения причиненного ему вреда (кредитор), и причинителем вреда, обязанным этот вред возместить (должник).

В большинстве случаев возложение на причинителя вреда обязанности возместить причиненный потерпевшему вред является мерой гражданско-правовой ответственности, но в некоторых случаях должно квалифицироваться в качестве меры социальной защиты (см., например, абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076, абз. 2 п. 1 ст. 1078 ГК).

2. Абзац 1 п. 1 коммент. ст. закрепляет принцип генерального деликта, в соответствии с которым подлежит возмещению любой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица. Данный принцип распространяется и на случаи причинения вреда государству, а также государственным и муниципальным образованиям.

Под вредом, который по общему правилу возмещается в полном объеме, понимаются прежде всего имущественные последствия нарушения субъективных гражданских прав потерпевших. При этом сами нарушенные права могут носить как имущественный, так и личный характер. Вред может выражаться в уничтожении или повреждении имущества потерпевшего, упущенной им выгоде, утрате или уменьшении заработка потерпевшего в связи с лишением или уменьшением его трудоспособности и т.п. Применительно к потерпевшим — гражданам вредом признается и так называемый моральный вред, выразившийся в физических и (или) нравственных страданиях потерпевшего в связи с нарушением его прав и законных интересов.

3. По общему правилу вред потерпевшему возмещается самим причинителем, что и отражено в общей формуле генерального деликта. Вместе с тем в ряде случаев обязанность по возмещению вреда возлагается на лиц, которые сами не являются причинителями вреда, но несут ответственность за действия лиц, причинивших вред. В абз. 2 п. 1 ст. 1064 подчеркивается, что такие случаи устанавливаются законом (см., например, ст. 1073, 1075, 1079 ГК и др.), что исключает возможность предусмотреть данное положение договором.

4. Одним из принципов деликтной ответственности является возмещение вреда в полном объеме, что также отражено в абз. 1 п. 1 ст. 1064. Это означает, что потерпевшему должны быть возмещены все его имущественные потери, выражающиеся не только в реальном ущербе, но и в упущенной выгоде (ст. 15 и 393 ГК). Обязанность по доказыванию размера причиненного вреда возлагается на потерпевшего.

Из принципа полного возмещения вреда возможны исключения, так как в ряде случаев объем возмещения может либо превышать причиненный вред, либо, наоборот, покрывать его не полностью. Выплата компенсации потерпевшим сверх возмещения вреда может быть установлена законом или договором (абз. 3 п. 1 ст. 1064). На практике подобные выплаты имеют место при причинении вреда жизни и здоровью граждан.

Уменьшение размера возмещения по сравнению с причиненным вредом может иметь место только в случаях, указанных в законе, но не в договоре. Это, в частности, возможно при причинении вреда в состоянии крайней необходимости (ст. 1066 ГК и коммент. к ней), при наличии вины потерпевшего (ст. 1083 ГК и коммент. к ней) и т.д.

Что касается морального вреда, то в связи с характером нарушенных благ потерпевшего и невозможностью точного определения степени его физических и (или) нравственных страданий уместнее говорить не о полном возмещении вреда, а о его компенсации (заглаживании), насколько это вообще возможно.

5. Пункт 2 коммент. ст. указывает на вину причинителя вреда как общее условие ответственности за причинение вреда. При этом вина причинителя презюмируется, поскольку он освобождается от возмещения вреда только тогда, когда докажет, что вред причинен не по его вине. Вина выражается в форме умысла или неосторожности, которая, в свою очередь, подразделяется на простую и грубую. Впрочем, по общему правилу форма вины причинителя внедоговорного вреда юридического значения не имеет, кроме прямо указанных в законе случаев, когда ей придается такое значение (см., например, п. 2 ст. 1070, п. 3 ст. 1083 ГК). Важно лишь, чтобы поведение причинителя вреда, кем бы он ни был, носило виновный характер. Не влияет форма (степень) вины причинителя вреда и на размер возмещения вреда.

Более того, гражданское право допускает возложение обязанностей по возмещению вреда и на тех лиц, которые не были виновны в причинении вреда. Поскольку, однако, это является исключением из общего правила, такие случаи должны быть прямо предусмотрены законом (п. 2 ст. 1064). К ним, в частности, относится причинение вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК), деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК), и др.

6. Одним из условий возникновения деликтного обязательства является противоправность поведения причинителя вреда, под которой понимается всякое нарушение чужого субъективного права без должного на то управомочия. Поскольку это запрещено законом, правонарушитель одновременно нарушает закон, охраняющий права, интересы и свободы субъектов гражданского права. Противоправными могут быть как действия, т.е. активное поведение причинителей вреда, так и бездействие, т.е. несовершение тех или иных действий, которые причинитель вреда обязан был предпринять в соответствии с законом.

7. Абзац 2 п. 3 ст. 1064 указывает на один из частных случаев, когда причинение вреда может быть расценено в качестве правомерного поведения. Особенности данного случая сводятся к следующему. Во-первых, далеко не всегда обладатель соответствующего права или блага может им свободно распорядиться, в том числе согласиться на его нарушение третьим лицом. Нельзя, например, дать согласие на уничтожение имущества, представляющее культурную и историческую ценность или попросить помощи в добровольном уходе из жизни. Во-вторых, действия причинителя вреда не должны явно нарушать нравственные принципы общества. В-третьих, при наличии согласия (просьбы) потерпевшего на причинение вреда суд может, но не обязан освободить причинителя от обязанности по возмещению вреда.

Судебная практика по статье 1064 ГК РФ

49. Статья 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) предусматривает, что вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Вред, причиненный законными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

33. Постановлением от 10 марта 2017 года N 6-П Конституционный Суд дал оценку конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании разрешается вопрос о возможности возмещения потерпевшему — владельцу транспортного средства вреда в размере, превышающем размер страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему страховщиком, застраховавшим по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств ответственность причинителя вреда.

Удовлетворяя требование общества «Гипрогазоочистка» о взыскании убытков, суды руководствовались статьями 15, 401, 1064 ГК РФ и исходили из неправомерного поведения заказчика при исполнении обязательств по контрактам и обязанности возместить подрядчику расходы, связанные с приобретением и технической поддержкой эксклюзивного лицензионного программного обеспечения, необходимого для выполнения работ, что было предусмотрено условиями контрактов, а соответствующие затраты подрядчика были заложены в стоимость контрактов.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 15, 1064, 1069, 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что утрата имущества общества, помещенного в ходе осуществления исполнительных действий под арест, доказана и не опровергнута ФССП России.

Принимая обжалуемое постановление, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 15, 309, 310, 393, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, учитывая результаты судебных экспертиз, приняв во внимание обстоятельства, установленные при рассмотрении дела N А40-38014/2012, исходил из доказанности фактов нахождения у ответчика спорного имущества, переданного ответчику в собранном виде, в комплектном и исправном состоянии, его уничтожения ответчиком (доведения до состояния, не позволяющего признать его в качестве предмета исполнения) и размера причиненного ущерба.

Исследовав, оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, руководствуясь статьями 15, 16, 1064, 1071 Гражданского кодекса, суд отказал в удовлетворении требований, придя к обоснованному выводу о недоказанности заявителем необходимой совокупности обстоятельств для взыскания причиненного ущерба, указав при этом, что прекращение права собственности на недвижимое имущество, с выбытием которого заявитель связывает возникновение убытков, произошло не в результате противоправных действий регистрирующего органа (Инспекции).

Обстоятельства спора и представленные доказательства о причине возникновения пожара, вследствие которого утрачено имущество истца, и условиях для взыскания заявленных сумм в качестве убытков по правилам статей 15, 1064 и 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации были предметом рассмотрения и оценки судов в рамках их компетенции.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 АПК, представленные сторонами доказательства, руководствуясь статьями 15, 1064, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 4 — 7 Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ «О теплоснабжении», а также учитывая правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 29.03.2011 N 2-П, постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 N 87 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных со взысканием потерь ресурсоснабжающих организаций, вызванных межтарифной разницей», судебные инстанции пришли к выводу об обоснованности заявленных требований.

Вина как условие гражданско-правовой ответственности

Гражданско-правовая ответственность считается одной из разновидностей юридической ответственности и потому обладает абсолютно всеми присущими ей свойствами: государственно-принудительным воздействием, применением уполномоченными субъектами к лицам, допустившим правонарушение санкций, являющихся мерами юридической ответственности.

С целью формирования гражданского оборота нужно, чтобы его участники выполняли свои обязанности надлежащим образом. При нарушении данных обязательств наносится ущерб, в первую очередь в целом кредитору, также, таким образом, срывается система гражданского оборота, от чего испытывают страдания все без исключения. В целях ликвидации последствий несоблюдения либо неразумного исполнения обязательств имеется гражданско-правовая ответственность как вид юридической ответственности.

Под гражданско-правовой ответственностью следует подразумевать только те санкции, которые объединены с дополнительными обременениями для правонарушителя, то есть являются для него определенным наказанием за совершенное правонарушение.

О гражданско-правовой ответственности можно говорить только тогда, когда должник за несвоевременную передачу индивидуально-определенной вещи будет обязан компенсировать кредитору понесенные ему убытки, что исключалось бы в случае соответствующего исполнения им обязанностей. В случае исполнения сторонами сделки, совершенной под влиянием мошенничества, сторона, прибегнувшая к обману, лишается полномочия на представленное ею по сделке имущество, которое обращается в прибыль Российской Федерации (ст. 179 ГК РФ).

Такого рода санкции, связанные с дополнительными обременениями для правонарушителя, проявляют стимулирующее воздействие на участников гражданского оборота и способствуют предупреждению преступлений, на что и должна быть ориентирована каждая юридическая ответственность.

Таким образом, под гражданско-правовой ответственностью понимают санкцию, применяемую к нарушителю в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности либо лишения принадлежащего ему гражданского права.

Определение понятия вины написано в абзаце первом п. 1 ст. 401 ГК РФ, при этом через ее формы (умысел и неосторожность), которые, бесспорно, считаются субъективными психологическими категориями. Понятие вины в гражданском праве существенным образом отличается применительно к физическим и к юридическим лицам, что определяется особой правовой природой как юридического лица, так и его гражданско-правовой ответственности.

Таким образом, вина должна пониматься как акт сознания, а в качестве характеристики (при установлении в ее деятельности нарушителя в конкретных обстоятельствах) применяется на практике объективный критерий-утверждение, с целью надлежащего выполнения обязательства либо недопущения вреда, т.е. в случае, если отсутствуют какие-либо действия, то есть вина — осознанное нарушение (непринятие мер) чужого субъективного права.

Оцените статью
Добавить комментарий