Возможен ли зачет в банкротстве

Возможен ли зачет в банкротстве

ВС допустил сальдо обязательств в банкротстве

Если вы кредитор должника в процессе банкротства, учтите, что провести с ним взаимозачет будет очень трудно. Закон прямо не запрещает такой зачет. Однако он возможен только при соблюдении определенных условий. Например, в рамках конкурсного производства при зачете нельзя нарушать очередность и пропорциональность удовлетворения требований кредиторов.

ВС разобрался в зачете требований перед банкротством

В рамках дела о банкротстве «Строительного предприятия «МК-С» его конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделки по зачету встречных однородных требований, оформленной заявлением общества «Красный квадрат».

Он также потребовал применить последствия недействительности сделки, то есть восстановить задолженность «Красного квадрата» перед предприятием. В деле разбирался Верховный суд.

Как следует из материалов дела, предприятие и «Красный квадрат» заключили ряд договоров строительного подряда со сроком до 1 ноября 2014 года. 31 октября того же года последняя уведомила подрядчика об отказе от договора в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ. В 2015 году «Красный квадрат» также уведомил «МК-С», что зачитывает против требований должника об оплате выполненных работ свои требования, также возникшие из подрядных сделок, а в 2016 году Арбитражный суд Омской области признал предприятие банкротом.

Арбитражный управляющий «МК-С», который обратился в суд за признанием сделки о зачете недействительной, сослался на то, что она была заключена фактически после возбуждения банкротного дела. В связи с этим зачет повлек преимущественное удовлетворение требований «Красного квадрата» по отношению к другим ожидающим кредиторам. Первая инстанция отказала управляющему в заявленных требованиях, но это решение отменили апелляция и кассация (дело № А46-6454/2015). Они указали, что, заявляя о зачете после возбуждения процедуры несостоятельности, кредитор не мог не знать о возможных правовых последствиях своих действий и должен был воздержаться от их осуществления и тем самым избежать нарушения имущественных интересов других кредиторов.

В своей жалобе в Верховный суд «Красный квадрат» пишет, что оспариваемая сделка не является зачетом по смыслу, придаваемому этому понятию статьей 410 Гражданского кодекса, в том числе потому, что ранее выплаченный должнику аванс является платой за фактически выполненные работы.

Экономколлегия ВС прислушалась к доводам компании, отменила судебные акты апелляционной и кассационной инстанции и «засилила» решение АС Омской области.

ВС допустил сальдо обязательств в банкротстве

Компании договорились о поставке тепловой энергии. При этом покупатель обязался оплачивать потери, которые неизбежно возникают при передаче тепла по сетям. Потом партнеры заявили друг к другу встречные иски, и суд удовлетворил оба, признав их зачетом встречных однородных требований. А в банкротстве так нельзя, поэтому апелляция отказала во встречном иске к компании-банкроту. В деле разобрался Верховный суд.

Общества «АТК» и «Правобережный» предъявили друг к другу встречные иски. У «АТК» был долг по договору о передаче теплоэнергии. А у «Правобережного» долг образовался из обязательства по оплате потерь тепловой энергии, возникших при ее передаче по тепловым сетям. При этом на момент рассмотрения взаимных требований «Правобережный» уже находился в стадии конкурсного производства.

Суд решил, что предъявленные «АТК» требования являются текущими платежами применительно к положениям Закона о банкротстве. Поэтому первая инстанция произвела зачет встречных требований (дело № А19-12341/2018).

Суд второй инстанции решил, что проведение зачета может повлечь преимущественное удовлетворение требований одного из кредиторов по текущим платежам. Апелляция не согласилась с доводами компании о том, что в данном случае имеет место сальдирование встречных обязательств «АТК» по оплате услуг «Правобережного» по передаче тепловой энергии и обязательств «Правобережного» по оплате потерь тепловой энергии, возникших при ее передаче по тепловым сетям. Кассация – тоже.

Общество «АТК» обратилось в Верховный суд. Заявитель указал, что в этом споре сальдо встречных обязательств не является зачетом встречных однородных требований, а потому не подпадает под действие правил, применяемых при зачете встречных требований и не влияет на очередность в деле о банкротстве. В доказательство «АТК» отмечает неразрывность технологического процесса передачи тепловой энергии и возникновения потерь при этом процессе.

Экономколлегия разобралась в деле, отменила решения апелляционного и кассационного судов и «засилила» позицию первой инстанции.

При каких условиях и как можно осуществить взаимозачет при банкротстве

Если вы кредитор должника в процессе банкротства, учтите, что провести с ним взаимозачет будет очень трудно. Закон прямо не запрещает такой зачет. Однако он возможен только при соблюдении определенных условий. Например, в рамках конкурсного производства при зачете нельзя нарушать очередность и пропорциональность удовлетворения требований кредиторов.

На практике соблюсти условия зачета крайне сложно, поскольку, скорее всего, он создаст предпочтение одному из кредиторов перед другими. В этом случае суд признает зачет недействительным.

Такие ограничения влияют и на порядок проведения зачета. Так, в конкурсном производстве его можно осуществить лишь по заявлению конкурсного управляющего.

При каких условиях можно провести взаимозачет при банкротстве

Провести взаимозачет при банкротстве можно с соблюдением всех стандартных требований для проведения взаимозачета, а также при условии, что:

  • в рамках наблюдения соблюдается очередность удовлетворения требований кредиторов, установленная п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве. При прекращении обязательств из финансовых договоров и определении нетто-обязательства в порядке, предусмотренном ст. 4.1 данного Закона, это ограничение не применяется (п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве);
  • в рамках финансового оздоровления соблюдается очередность удовлетворения требований, установленная п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве, и зачет не приводит к преимущественному удовлетворению ваших требований перед другими кредиторами вашей очереди (п. 1 ст. 81 Закона о банкротстве);
  • в рамках конкурсного производства соблюдается очередность и пропорциональность удовлетворения требований кредиторов (п. 8 ст. 142 Закона о банкротстве).

Оспорить взаимозачет при банкротстве, в том числе заявление кредитора о зачете, могут по общим основаниям недействительности сделок и по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

Например, суд может посчитать, что в результате взаимозачета оказывается предпочтение одному из кредиторов перед другими, и признать ее недействительной (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Возможен ли зачет требований по текущим платежам

Суды допускают возможность зачета требований по текущим платежам в рамках наблюдения. Подобные требования не включаются в реестр и погашаются вне очереди, предусмотренной п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве для реестровых требований (п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве). Поэтому учитывать эту очередность не требуется. В таком случае суды считают достаточным при зачете соблюсти очередность для требований по текущим платежам, установленную п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве.

В каком порядке можно осуществить взаимозачет при банкротстве

Закон о банкротстве не устанавливает специальных требований к порядку осуществления взаимозачета в рамках наблюдения и финансового оздоровления, что позволяет руководствоваться общими правилами ст. 410 ГК РФ. Закон не запрещает в этих случаях производить зачет в одностороннем порядке (путем направления соответствующего заявления), а также заключать соглашение о зачете. Однако с учетом большого риска признания такого зачета недействительным, не рекомендуем вам заявлять о зачете в одностороннем порядке. Попробуйте более надежный вариант – оформить соглашение с должником.

А вот сам должник, по мнению судов, не вправе осуществлять зачет в одностороннем порядке, поскольку это нарушает условия проведения зачета.

На стадии конкурсного производства взаимозачет может быть проведен только по заявлению конкурсного управляющего от имени должника (п. 1 ст. 129, п. 8 ст. 142 Закона о банкротстве).

ВС очередной раз напомнил о разграничении зачета и сальдирования в банкротстве

Одна из экспертов «АГ» отметила, что правовая позиция ВС не только повлияет на практику нижестоящих судов, но и на банковскую практику, а залог прав требования станет еще менее привлекательным инструментом обеспечения обязательств. Другая считает, что ценность определения для практики заключается в том, что оно позволяет четко определить предмет доказывания по соответствующей категории споров и делает применение такого инструмента, как зачет, более прозрачным и предсказуемым.

23 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-17221 (2) по делу № А40-90454/2018 о признании недействительным зачета встречных требований по договору субподряда.

В сентябре 2015 г. между обществом «Мосгипротранс» и обществом «Инженерная группа “Волга”» был заключен договор субподряда, по условиям которого подрядчик принял на себя обязательство выполнить проектно-изыскательские работы на внешнее электроснабжение, а исполнитель обязался осуществить приемку и оплату работ. «Волга» выступала в качестве подрядчика, а затем она передала свое право требования к «Мосгипротрансу» в залог банку «Открытие».

В июле 2017 г. заказчик отказался от договора и потребовал от «Волги» уплатить штрафную неустойку в общей сумме около 86 млн руб. В ответ подрядчик выразил готовность выплатить 22 млн руб., сославшись на то, что заказчик также нарушил договор, и предложил удержать эту сумму из «гарантийного фонда», т.е. средств, которые еще не были выплачены ему. В сентябре 2017 г. «Мосгипротранс» согласился удержать неустойку и зачесть указанную сумму в счет платы за выполненные работы.

В апреле 2018 г. в отношении «Волги» было возбуждено дело о банкротстве. Конкурсный управляющий посчитал, что произошел зачет встречных требований, имеющий признаки подозрительной сделки, и обратился с заявлением об оспаривании данного зачета. По мнению управляющего, залоговый кредитор (банк) утратил возможность приоритетного погашения своих требований за счет выручки, поступающей в рамках договора, по которому права требования переданы в залог.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заявленные требования. Проверяя оспариваемую сделку на предмет ее недействительности, они основывались на том, что сделка совершена в пределах года до возбуждения дела о банкротстве, в связи с чем к ней подлежат применению правила о неравноценности (п. 1 ст. 61.2 Закона о несостоятельности). Они пришли к выводу, что в результате зачета заказчик получил неравноценное встречное исполнение в виде погашения своих обязательств по финансовым санкциям, которые подлежат погашению после основного долга (п. 3 ст. 137 закона).

Помимо этого суды обратили внимание, что дебиторская задолженность заказчика является предметом залога, в связи с чем банку как залоговому кредиту должно было быть перечислено, по крайней мере, 80% от размера долга с удержанием в конкурсную массу оставшихся 20% в соответствии с положениями ст. 138 Закона о банкротстве. Таким образом, в результате совершенного зачета залоговый кредитор был лишен возможности обратить взыскание на предмет залога, что причинило имущественный вред как банку, так и остальным кредиторам.

Окружной суд оставил без изменения судебные акты, однако заметил, что зачет различных по существу обязательств (неустойка и сумма основного долга) не указывает на неравноценность встречного предоставления. Суд округа согласился с выводами нижестоящих инстанций о том, что в результате совершения оспариваемой сделки был причинен вред имущественным правам залогового кредитора. Стоит отметить, что окружной суд отклонил возражения ответчика о том, что имел место не зачет, а сальдирование, поскольку действия сторон были направлены на преимущественное удовлетворение требований заказчика за счет денежных средств, находящихся в залоге у банка, т.е. направлены на причинение вреда имущественным правам других кредиторов должника.

В кассационной жалобе в Верховный Суд «Мосгипротранс» просил отменить судебные акты нижестоящих инстанций, и Судебная коллегия по экономическим спорам согласилась с его доводами, отметив, что выводы судов, признавших операцию сальдирования недействительной, являлись ошибочными.

Суд напомнил, что на уровне ВС сложилась устойчивая судебная практика по вопросу отграничения зачета от сальдирования (определения от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17-14946; от 12 марта 2018 г. № 305-ЭС17-17564; от 2 сентября 2019 г. № 304-ЭС19-1174 и пр.).

ВС пояснил, что действия заказчика по вычету неустойки из выплаты подрядчику в связи с несвоевременной сдачей им работ не являются основанием для признания недействительными действий по сальдированию как сделки с предпочтением

Как пояснил Суд, сальдирование действует тогда, когда в рамках одного договора определяется завершающая обязанность сторон при прекращении договорных отношений полностью либо их отдельного этапа. В данном случае, по мнению ВС, имел место механизм сальдирования, поскольку заказчик не получил какое-либо предпочтение: причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшил сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший расчетную операцию сальдирования (Определение от 8 апреля 2021 г. № 308-ЭС19-24043 (2, 3)). Соответственно, в подобной ситуации не возникают встречные обязанности, а формируется лишь единственная завершающая обязанность одной из сторон договора.

ВС отметил, что несмотря на то, что в переписке сторон произведенная операция была указана как зачет, на самом деле произошло удержание суммы неустойки из средств, которые общество как заказчик должно было выплатить подрядчику за выполненные работы. Конкурсный управляющий и банк в нарушение положений ст. 65 АПК РФ названный довод не опровергли. Таким образом, посчитала Экономколлегия, у судов имелись основания для квалификации осуществленной операции как сальдирования.

В связи с вышеперечисленным Суд пояснил, что при сальдировании не возникают встречные обязанности сторон, т.е. подрядчик не становится кредитором в отношении заказчика в части вычтенной суммы, у него отсутствует соответствующее право требования. Именно поэтому обстоятельство того, что в отношениях заказчика и подрядчика произошло сальдирование, не вредит кредитору – он и так не мог претендовать на данные денежные средства. Таким образом, ВС отменил решения нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении требований конкурсного управляющего.

Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Анна Васильева считает, что в рассматриваемом определении выражено сразу несколько позиций по важным и крайне актуальным для практики вопросам. Так, по ее мнению, Верховный Суд РФ в очередной раз подтвердил свою позицию о том, что сальдирование встречных предоставлений по договору подряда не является зачетом, осуществление которого запрещено в банкротстве. Эксперт находит примечательным то, что в определении произведено сальдирование штрафной неустойки и основного долга, хотя ранее ВС признавал возможность сальдирования зачетной неустойки и основного долга по договору подряда (Определение ВС от 29 августа 2019 г. № 305-ЭС19-10075 по делу № А40-151644/2016).

Анна Васильева считает, что подобная правовая позиция Верховного Суда не только повлияет на практику нижестоящих судов, но и на банковскую практику. По словам эксперта, залог прав требования станет еще менее привлекательным инструментом обеспечения обязательств.

Она также обратила внимание, что Судебной коллегией высказана важная и, на ее взгляд, правильная позиция о том, что оказание предпочтения отдельному кредитору само по себе еще не свидетельствует о причинении конкурсной массе (иным кредиторам) вреда. «Законом о банкротстве предусмотрены различные составы недействительности сделок, которые должны между собой четко разграничиваться. Иное толкование, на мой взгляд, направлено только на необоснованное расширение периода подозрительности», – заключила Анна Васильева.

Адвокат АП г. Москвы Ольга Борисенко указывает, что рассматриваемый кейс является логическим продолжением позиции Верховного Суда относительно разграничения в банкротстве зачета и сальдирования, которая фактически полностью изменила ранее сложившуюся судебную практику. Так, адвокат заметила, что до 2018 г. суды вне зависимости от того, производился зачет в рамках одного договора и по однородным обязательствам либо в рамках разных договоров и по разнородным обязательствам, массово признавали все зачеты недействительными. «Такой подход делал использование зачета крайне рискованным инструментом в том случае, если на момент зачета один из контрагентов находился в затруднительном финансовом положении, а впоследствии впадал в банкротство», – пояснила эксперт.

Ольга Борисенко напомнила, что в 2018 г. ВС РФ впервые высказался о том, что необходимо отграничивать зачет от сальдирования, которое имеет место в рамках одного или нескольких взаимосвязанных договоров и по своей сути представляет собой осуществление арифметических (расчетных) операций с целью определения лица, на которого возлагается завершающее исполнение по обязательству.

По мнению Ольги Борисенко, ценность данного определения ВС для практики заключается в том, что оно позволяет четко определить предмет доказывания по соответствующей категории споров и делает применение такого инструмента, как зачет, более прозрачным и предсказуемым.

Оцените статью
Добавить комментарий