Закон о банкротстве банкротство умершего

Закон о банкротстве банкротство умершего

ВС РФ оградил наследников граждан-банкротов от деления их жилья

ВС РФ защитил единственное жилье наследника при банкротстве умершего должника

После смерти москвички Розы Сагазитдиновой кредиторы инициировали процедуру ее банкротства, с целью взыскать с наследников долг в размере 15,9 млн рублей. В наследство умершая оставила различные предметы быта и 1/3 доли квартиры в 75 квадратов. Именно квартира и стала камнем преткновения.

После смерти москвички Розы Сагазитдиновой кредиторы инициировали процедуру ее банкротства, с целью взыскать с наследников долг в размере 15,9 млн рублей. В наследство умершая оставила различные предметы быта и 1/3 доли квартиры в 75 квадратов. Именно квартира и стала камнем преткновения.

Как сообщили на сайте «Федресурса», АСМ признал гражданку Сагазитдинову банкротом и ввел в отношении нее процедуру реализации имущества, в ходе которой и была обнаружена та самая доля в собственности на московскую квартиру. Кредиторы включились в реестр и ходатайствовали о реализации жилья. Но оказалось, что помимо умершей должницы в квартире проживали ее дочь и внук, которым и принадлежали оставшиеся 2/3. Сдаваться без боя наследница не собиралась.

Дочь умершей — Альфира Ларина, обратилась в АСМ с заявлением об исключении из конкурсной массы доли матери, ссылаясь на ст. 446 ГК РФ, которая запрещает отбирать у граждан единственное пригодное для постоянного проживания помещение. К тому же, продажа этой доли постороннему человеку не позволит ей и членам ее семьи в полной мере пользоваться всеми помещениями квартиры, что ухудшит качество их жизни.

Арбитражный суд Москвы отказал в удовлетворении заявления, а позже апелляция и кассация поддержали это решение. По мнению судов, спорную долю можно было бы исключить из конкурсной массы, если бы на момент вступления в наследство Альфира не имела права на другое жилое помещение или долю в нем. А у нее на тот момент в собственности уже были 2/3 квартиры.

Верховный суд в этом споре встал на сторону наследницы и написал в определении: «В данном случае не являющаяся коммунальной квартира использовалась всеми членами семьи полностью, выдел долей в натуре не производился. В связи с этим наследник и его ребенок, для которых квартира является единственной пригодной для проживания, вправе рассчитывать на оставление ее за собой без изъятия доли наследодателя».

В противном случае, заключила коллегия ВС РФ, может произойти нарушение права на достойную жизнь, достоинство личности и неприкосновенность жилища, что недопустимо (ст. 25 Конституции России).

Кроме того, коллегия ВС РФ подчеркнула, что в рамках настоящего дела проводится банкротство наследственной массы, а не наследодателя. Это значит, что процедура должна проходить так, как если бы должник был жив. А в этом случае его доля в квартире была бы признана единственным жильем и не подлежала реализации.

ВС РФ оградил наследников граждан-банкротов от деления их жилья

Москва. 1 апреля. INTERFAX.RU — Полученная в наследство от гражданина-банкрота доля в жилом помещении, являющемся единственным для наследников, исключается из конкурсной массы и не подлежит реализации, решил Верховный суд (ВС) РФ.

К такому выводу пришла судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в деле о банкротстве умершей Розы Сагазитдиновой. Его кредиторы инициировали в 2017 году, спустя три года после ее смерти из-за долга по займу в 15,9 млн рублей, который был взыскан с наследников по решению Никулинского райсуда Москвы.

Арбитражный суд Москвы признал Сагазитдинову банкротом и ввел процедуру реализации ее имущества. Среди него оказалась 1/3 доли в трехкомнатной квартире площадью 75,3 кв. м на юго-западе Москвы, в которой умершая была зарегистрирована вместе с наследницей Альфирой Лариной и ее сыном, говорится в материалах дела.

Ларина, которой вместе с супругом, а затем сыном принадлежали оставшиеся 2/3 в этой квартире, просила суд исключить жилье из конкурсной массы. Наследница ссылалась на то, что квартира является для нее и членов ее семьи единственным пригодным для постоянного проживания помещением, а статья 446 Гражданского кодекса (ГК) РФ запрещает отбирать у граждан за долги такое жилище. При соблюдении ряда условий этот имущественный иммунитет действует и в случае смерти банкрота, когда его наследники принимают наследство.

По закону о банкротстве (статья 223.1) в конкурсную массу не включается жилое помещение или его части, если по истечении срока принятия наследства оно является единственным для наследника, а гражданин-должник и члены его семьи совместно в нем проживали.

Однако Арбитражный суд Москвы исключать квартиру из конкурсной массы отказался. «Супругам Лариным принадлежат 2/3 долей в праве собственности на спорное имущество, следовательно, реализация 1/3 доли в праве собственности, принадлежавшей умершему должнику, никак не нарушит право Лариной А.Ф. на жилище и не лишит ее права собственности на принадлежащую ей долю в квартире», — говорится в решении суда.

С этим согласилась апелляция, по мнению которой спорная доля в квартире могла быть оставлена за наследником, если бы на момент открытия наследства тот не имел права на другое жилое помещение или долю в нем, а у Лариной были ее две трети. Ее действия апелляция расценила как попытку «безвозмездно приобрести дополнительное имущество, по сути за счет конкурсных кредиторов «, уклоняясь от требующегося по закону исполнения обязательств наследодателя.

Кассация согласилась с нижестоящими судами. Но ВС РФ, куда пожаловалась Ларина, их судебные акты отменил и исключил долю в квартире из конкурсной массы. Действующее законодательство под помещением, на которое распространяется исполнительский иммунитет, подразумевает недвижимое имущество в целом как физический объект, где фактически может проживать гражданин, указала коллегия ВС РФ.

ВС РФ также назвал ошибочным вывод апелляции о том, что Ларина намерена безвозмездно приобрести долю в квартире, не отвечая при получении наследства по долгам наследодателя-должника. «В рамках настоящего дела осуществляется банкротство наследственной массы, а не наследника», — указала коллегия ВС РФ, подчеркнув, что банкротство осуществляется так, как если бы наследодатель был жив. Следовательно, жилье обладало бы иммунитетом и подлежало исключению из конкурсной массы.

Кроме того коллегия ВС РФ указала, что наследник не может уклониться от исполнения обязательств банкротящегося наследодателя, поскольку долги погашаются не наследниками, а посредством банкротных процедур.

Проблемные вопросы банкротства гражданина в случае его смерти

Круглова, Е. В. Проблемные вопросы банкротства гражданина в случае его смерти / Е. В. Круглова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 23 (313). — С. 247-249. — URL: https://moluch.ru/archive/313/71113/ (дата обращения: 22.11.2022).

Банкротство гражданина в случае его смерти является относительно новым институтом, отраженным в Федеральном законе Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в 2015 году. Ранее судебная практика исходила из того, что в случае смерти, например, индивидуального предпринимателя, в отношении которого открыта процедура несостоятельности, производство по делу прекращалось.

Однако название § 4 гл. X «Особенности рассмотрения дела о банкротстве гражданина в случае его смерти» является недостаточно корректным, ввиду того, что банкротство не касается статуса умершего наследодателя, а регулирует банкротство наследственной массы. Казанцева А. Е. в свою очередь задает вопроса о том, как возможно банкротить наследодателя, если после смерти он перестает быть субъектом правоотношений [1, с. 8]? Однако многие специалисты утверждают, что законодатель применяет оправданный прием юридической фикции, поскольку наследственная масса сама по себе не может является самостоятельным участником правоотношений и не может иметь статус должника в банкротстве.

Существует два случая применения § 4 гл. X Закона о банкротстве: 1) когда гражданин умер после возбуждения в отношении него процедуры несостоятельности (банкротства); 2) процедура банкротства инициировалась после смерти гражданина.

С момента смерти должника его права и обязанности до момента принятия наследства переходят нотариусу, а после вступления в права наследства — наследникам, участвующим в деле о банкротстве умершего должника. Однако при вступлении наследников в дело о банкротстве они не приобретают статус самого должника, как правильно указывает Поваров Ю. С., наследники должника в процедуре банкротства имеют специфические черты, а именно: наследник должника не становится его представителем в рамках рассмотрения дела о банкротстве; наследник не замещает должника (не становится должником) [2, с. 261].

Еще одной проблемой при осуществлении процедуры банкротства в случае смерти гражданина является недобросовестность наследников, выражающаяся в сокрытии имущества от нотариуса и финансового управляющего с целью недопущения обращения взыскания по долгам умершего гражданина на наследственную массу. Изначально невозможно гарантировать стопроцентное выявление всей наследственной массы нотариусом, а также финансовым управляющим в период осуществления своих полномочий. Кроме того, наследник может принять наследство путем фактического вступления в права наследства [4].

Существует так же проблема сохранения имущественного иммунитета. Так, имущественный иммунитет распространяется на единственное жилое помещение наследодателя. В п.7 ст. 223.1 Закона о банкротстве предусмотрены два случая, в соответствии с которыми жилое помещение не включается в конкурсную массу умершего гражданина: во-первых, до принятия наследства, если такое жилое помещение является единственным жилым помещением для лиц, обладающих обязательной долей в наследстве; во-вторых, по истечении 6 месяцев для принятия наследства, если такое жилое помещение является единственным жилым помещением для наследника.

Таким образом, существует вопрос о том, как будет регулироваться завещательный отказ в рамках дела о банкротстве умершего гражданина, и возможно ли включение в конкурсную массу единственного жилого помещения для лица, в пользу которого принят завещательный отказ? На мой взгляд, представляется целесообразнее не включать в таком случае жилое помещение в конкурсную массу умершего гражданина, поскольку принятие завещательного отказа является по своей природе обязательной долей в наследстве на основании п.3 ст.1149 ГК РФ. Кроме того, включение в конкурсную массу жилого помещения будет являться фактически неисполнением завещательного отказа, что влечет за собой нарушение последней воли умершего наследодателя.

  1. Казанцев А. Е. О соответствии положений о банкротстве умершего гражданина гражданскому законодательству // Нотариус. 2016. № 3. С. 8;
  2. Поваров Ю. С. Особенности рассмотрения дела о банкротстве гражданина в случае его смерти // Вестник гражданского процесса. 2016. № 5. С. 261;
  3. Останина Е. А. Банкротство наследственной массы: анализ изменений законодательства//Наследственное право. 2015. № 4. С. 34;
  4. Плешанова О. Наследство с сюрпризом// Коммерсантъ Власть. 18.02.2017. № 6 // https://www.kommersant.ru/doc/3214223 // дата обращения: 01.06.2020;
  5. Суворов Е. Д. Особенности реализации принципа равенства кредиторов наследодателя при банкротстве наследственной массы // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. N 10. С. 52–60.

Основные термины (генерируются автоматически): наследственная масса, конкурсная масса, жилое помещение, завещательный отказ, банкротство, единственное жилое помещение, банкротство гражданина, наследник, умерший гражданин, процедура банкротства.

Признание умершего гражданина банкротом

Кулапина, Е. А. Признание умершего гражданина банкротом / Е. А. Кулапина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 6 (192). — С. 128-130. — URL: https://moluch.ru/archive/192/48305/ (дата обращения: 22.11.2022).

Как справедливо отмечено в научной литературе, в настоящее время определенная правовая база для реализации политики в сфере частного права создана, однако мероприятия в этой области, к сожалению, имеют противоречивый и непоследовательный характер [4]. Анализ вопроса, заявленного в названии, подтверждает эту мысль.

С 1 октября 2015 года в Российской Федерации появилась возможность признания гражданина банкротом после его смерти или объявления его умершим [2].

Закон о банкротстве позволяет различить две формы банкротства наследственной массы.

Первая состоит в том, что суд продолжает уже начатый при жизни должника (физического лица) процесс банкротства. Если после возбуждения дела о банкротстве гражданина он умер либо объявлен умершим, суд по своей инициативе или по ходатайству лица, участвующего в деле о банкротстве такого гражданина, выносит определение о дальнейшем рассмотрении данного дела по правилам ст. 223.1 Закона о банкротстве.

Вторая форма банкротства наследственной массы состоит в том, что дело о банкротстве гражданина возбуждается после смерти гражданина или после объявления гражданина умершим (абз. 3 п. 1 ст. 223.1 Закона о банкротстве).

Основной идеей «банкротства наследственной массы» является то, что факт смерти гражданина не препятствует возбуждению либо продолжению рассмотрения дела по поводу банкротства должника, а также применению процедур, которые позволяют разумно удовлетворить требования кредиторов наследодателя за счет наследуемого имущества.

В силу п. 11 ст.223.1 Закона о банкротстве, не допускается заключение мирового соглашения до истечения срока принятия наследства. Т. е. запрет на использование данной процедуры носит временный характер и обуславливается тем, что до принятия наследства нет ясности относительно круга правопреемников умершего физического лица.

Представляется, что следует отметить особенности проведения конкурсного производства:

а) при формировании конкурсной массы (п.7 ст. 223.1. Закона о банкротстве);

б) при определении очередности удовлетворения требований по текущим платежам (п. 8 ст. 223.1. Закона о банкротстве).

Это обусловлено тем, что имущество, принадлежавшее умершему гражданину, выступает как объект и наследства, и конкурсной массы (которая формируется из наследства такого гражданина).

Полного совпадения между ними может и не быть, т. к. происходит исключение из конкурсной массы имущества, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание (ст. 446 ГПК РФ [3]), о чем принимается соответствующее судебное решение (п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве) (т.о. определенное имущество войдет в состав наследственной, но не конкурсной массы).

Кроме того, необходимо принимать во внимание особый режим жилого помещения (его частей), которое является для должника и проживающих совместно с ним членов его семьи, единственно пригодным помещением, а равно земельных участков, на которых расположено жилое помещение (его часть, части). Исключением является имущество, которое имеет обременение в виде ипотеки, т. к. на него может быть обращено взыскание в соответствии с законодательством об ипотеке.

Вопрос о «миновании» имуществом конкурсной массы может решаться законодателем императивным образом и с учетом интересов наследников. Необходимо учитывать, что к выгоде кредиторов в расчет принимаются интересы только обязательных наследников.

Итак, имущество не включается в конкурсную массу, при условии, что жилое помещение (его часть, части) является единственным для постоянного проживания пригодным помещением:

– до истечения срока принятия наследства — для граждан, проживающих в помещении и имеющих право на долю в наследстве;

– по истечении срока принятия наследства — для наследников.

Если углубляться в состав наследников, возникают интересные вопросы:

– необходимо ли, чтобы все наследники входили в круг членов семьи должника (в абзаце 2 п.7 ст. 223.1 Закона о банкротстве упоминается именно о членах семьи, но в дальнейшем это условие выпадает из поля зрения законодателя)?

– необходимо ли проживание иных наследников в помещении, не входящих в круг обязательных? Уточнение в отношении данных граждан законодательство не делает, при этом в абзаце 2 п.7 ст. 223,1 Закона о банкротстве имеется упоминание о членах семьи, которые проживают в помещении.

Кроме перечисленных случаев, по решению арбитражного суда имущество может быть включено в конкурсную массу при рассмотрении дела о банкротстве.

Классический порядок удовлетворения требований кредиторов при процедуре банкротства живых граждан не отличается при банкротстве умершего гражданина. Но стоит учитывать особый перечень требований, который возникает по текущим платежам. Речь идет о платежах, которые погашаются первыми за счет конкурсной массы, преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании несостоятельности гражданина. Среди этих «внеочередников» имеется собственный список очередности, который при данном виде банкротства расширен.

В соответствии с п. 8 ст.223.1 Закона о банкротстве в него включаются (помимо стандартных платежей, возникающих в связи с уплатой алиментов, судебными расходами, выплатой вознаграждения финансовому управляющему и прочие) требования, сопряженные:

– с расходами на охрану наследства (при этом сюда входят и расходы, которые направляются на охрану наследства, не вошедших в конкурсную массу);

– с расходами относящихся к оплате нотариальных действий нотариусом.

Этот перечень продиктован этическими соображениями (необходимостью достойного погребения) и важностью надлежащего сохранения имущества, включенного в конкурсную массу.

В отличие от общих правил, освобождение от обязательств в случае смерти гражданина-банкрота является «тотальным», поскольку:

а) здесь не применяются положения п. 3–6 ст. 213.28 Закона о банкротстве о нераспространении института освобождения от обязательств на некоторые требования (например, на требования, о наличии которых кредиторы не были осведомлены к моменту принятия арбитражным судом определения о завершении реализации имущества) (материальный аспект);

б) указанное определение арбитражного суда не может быть пересмотрено (процессуальный аспект). Такая «безапелляционность», однако, учитывая поводы (сокрытие гражданином имущества и т. п.) и цели пересмотра судебного акта (обращение взыскания на «обнаруженное» имущество должника), вызывает некоторое сопротивление (возобновление производства по делу о банкротстве при противоправном «уводе» имущества от кредиторских притязаний видится вполне справедливым).

Негативные последствия признания гражданина банкротом (запрет на принятие обязательств по кредитным договорам и (или) договорам займа без указания на факт банкротства, невозможность участия в управлении юридическим лицом и др. (ст. 213.30 Закона о банкротстве), конечно, на наследников не распространяются (по причине их непричастности к образованию просроченной задолженности).

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // www.pravo.gov.ru, 01.08.2014.
  2. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «О несостоятельности (банкротстве // Собрание законодательства РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.
  3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 28.12.2017) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
  4. Взаимодействие гражданского общества и государства в России: правовое измерение/ кол. авт.; под ред. О. И. Цыбулевской. Саратов: Поволжский институт им. П. А. Столыпина, 2013. — 404 с.

Основные термины (генерируются автоматически): конкурсная масса, банкротство, арбитражный суд, жилое помещение, истечение срока принятия наследства, наследственная масса, умерший гражданин, мировое соглашение, пригодное помещение, физическое лицо.

Оцените статью
Добавить комментарий