Как банк банкротит должника

Как банк банкротит должника

ВС разрешил банкротить должника без судебного акта о долге

Банкротство с человеческим лицом

Опасения насчет массового банкротства физлиц пока не оправдались. За месяц работы новых поправок к закону в арбитражные суды поступило чуть более 2000 заявлений о признании банкротами граждан по всей России, из которых почти половина подана самими должниками. Банки нацелились в первую очередь на владельцев бизнеса, а налоговые инспекции ждут внутренних разъяснений по процедуре от ФНС. Помимо низкой информированности населения полноценно заработать закону мешают правила о налоге с «прощенного» долга, высокая госпошлина и низкая материальная заинтересованность управляющих.

С 1 по 28 октября, после того как вступили в силу новые поправки к закону о банкротстве, по данным портала «ЕслиБанкрот.рф», арбитражные суды зарегистрировали 2067 заявлений о банкротстве граждан. В Верховном суде назвали эти расчеты «в принципе корректными», добавив, что официальные цифры появятся по итогам года. Таким образом, можно констатировать, что прогнозы о массовости дел пока не сбылись. Всплеск активности был в самые первые дни, а потом она снизилась.

Партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов подсчитал, что 1 октября в суды было подано более 350 заявлений о банкротстве физлиц, а за всю первую неделю — лишь более 600. По оценкам главы правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуарда Олевинского, с 2 октября число исков колебалось от 80 до 100 в день. «Мы ожидали на порядок больше исходя из данных ФССП по исполнительным производствам. А уж исходя из статистики об объеме просроченных на срок более 90 дней кредитов банков, данных о просроченной задолженности ФНС и приличного объема долгов коммунальщикам — тем более»,— говорит господин Олевинский.

Однако главу практики банкротства и реструктуризации «Пепеляев Групп» Юлию Литовцеву первые результаты работы нового закона не удивляют: «Мы прогнозировали, что количество дел не будет массовым. Это связано с тем, что для кредиторов инициирование сложной процедуры целесообразно лишь в отношении незначительного числа должников, а гражданам нужно время, чтобы узнать об имеющихся возможностях».

В дальнейшем, считают юристы, количество исков может вырасти. Павел Герасимов подчеркивает, что «подводить итоги пока рано, пик заявлений еще не наступил». С этим согласен зампред комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности, председатель совета НП «СОАУ «Меркурий»» Артур Трапицын. На заседании комитета ТПП по безопасности предпринимательской деятельности 27 октября он заявил, что массовое банкротство физических лиц еще впереди, а пока основная часть банкротящихся — это совладельцы бизнеса. Эксперт полагает, что в год в России может банкротиться около 30-50 тыс. граждан. Общее число потенциальных банкротов составляет от 500 тыс. (оценка Национального бюро кредитных историй) до 2 млн человек (по данным российских банков).

«Добросовестные, но некомпетентные»

По данным «ЕслиБанкрот.рф», на 28 октября из 2067 заявлений о признании гражданина банкротом около 890 (43%) подано самими должниками, 380 — банками (18%), 50 — ФНС (2,4%), остальные — другими кредиторами. Здесь допустима небольшая погрешность из-за ошибок в картотеке арбитражных дел (КАД) и из-за того, что в первые дни в системе «Мой арбитр» отсутствовала графа по физлицам, поэтому заявления классифицировались как банкротство индивидуального предпринимателя.

По подсчетам бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», наибольшее количество заявлений поступило в арбитражный суд Москвы (202), затем идут Санкт-Петербург и Ленинградская область (184), Московская (135), Новосибирская (119) и Архангельская (60) области. «По количеству обращений наибольшая активность отмечается в густонаселенных регионах и крупных городах,— подытоживает Эдуард Олевинский.— Очевидно, здесь работает закон больших чисел».

Почти половину заявлений о своем банкротстве подали сами граждане. ФССП РФ сообщала в начале октября, что Москва и Московская область лидируют по числу граждан, просроченные долги которых превышают 500 тыс. руб., но, как выяснилось, именно эти граждане не спешат себя банкротить. В Москве должниками подано всего 13 заявлений о личном банкротстве, в Мособласти — 54. В других регионах ситуация очень разная. По данным КАД, на 28 октября лидирует арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с 92 обращениями, на втором месте — Новосибирская область (89 заявлений).

В «Пепеляев Групп» считают, что в числе должников, подавших на свое банкротство, присутствуют те, кто задолго к нему готовился и в том числе с недобросовестными целями. «Но есть и граждане, которые просто заблуждаются относительно простоты освобождения от долгов и не представляют даже на минимальном уровне всех последствий такой инициативы»,— добавляет Юлия Литовцева. «В большинстве своем должники, подавшие на свое банкротство, добросовестные, но некомпетентные,— соглашается Эдуард Олевинский.— Главная проблема — в неразвитости инфраструктуры правовой помощи. Есть несколько порталов, на которых можно почерпнуть полезную информацию, но массовой популярностью они пока не пользуются».

«Система привыкает к новым возможностям»

Круг кредиторов, подавших заявления о банкротстве граждан, весьма разнообразен. Среди них физлица (включая супругов должников), компании (ООО «Ека-Процессинг», ООО «Консалтинговый центр «Практика»» и др.), коллекторы (ООО «Независимое коллекторское бюро», коллекторские агентства «Капитал-инвест», «Дебеториум», «Бизнес-Гарант», «Легион»). В отдельную группу можно выделить банки. Наибольшую активность проявил Сбербанк, также заявления подавали ВТБ 24, Банк Москвы, банки «Санкт-Петербург», «Уралсиб», «Зенит», «ФК Открытие», Промсвязьбанк, ЛОКО-банк, банк «Метрополь», ПИР-банк, Банк развития технологий и другие.

Юлия Литовцева объясняет, что кредиторам экономически невыгодно банкротить мелких заемщиков, передача их долга коллекторским агентствам имеет больше преимуществ. В Goltsblat BLP полагают, что банкротить в первую очередь будут тех, кто имеет или недавно имел какое-либо значимое имущество, а сам размер долга особой роли не играет. Это может означать, что под угрозой принудительного банкротства по инициативе банков могут оказаться также и ипотечные заемщики. Так, в арбитражные суды уже поступило 22 заявления от банка «ГПБ-Ипотека», требующего признать граждан банкротами с суммой долга в несколько миллионов рублей.

При этом заявления о банкротстве граждан от налоговиков практически отсутствуют. «Это объясняется тем, что ФНС действует централизованно, многие ее шаги регламентированы, в том числе выбор СРО арбитражных управляющих. Значит, пока нет команды на массовую подачу либо еще не успели подготовить все необходимые материалы»,— полагает Павел Герасимов. По мнению старшего юриста практики разрешения споров Goltsblat BLP Олега Пермякова, активность налоговых органов еще впереди. «Система ФНС привыкает к новым возможностям и доводит до рабочего состояния собственные базы учета имущества и доходов, а также информационный обмен с Росреестром, ГИБДД и другими органами»,— отмечает он.

Начальник управления обеспечения процедур банкротства ФНС РФ Константин Чекмышев на заседании комитета ТПП РФ 27 октября указал на недопустимость превращения процедуры банкротства в «просто освобождение от долгов», но подчеркнул социальную значимость этой процедуры для добросовестных должников, поскольку банкротство поможет им «освободиться от долгов и жить нормально». Господин Чекмышев подтвердил «Ъ», что ведомство пока не предпринимает активных действий по процессуальным причинам. По его словам, ФНС планирует принять внутренние акты, регламентирующие процедуру обращения с заявлениями о банкротстве граждан к 5 декабря.

«Финансовый управляющий — не финансовый раб»

Срок банкротства граждан зависит от процедуры — реализации имущества или утверждения плана реструктуризации долгов — и может составлять, по разным оценкам, от полутора до четырех лет. Процедура рассмотрения будет небыстрой и из-за неопытности заявителей в подготовке документов. Юристы отмечают, что большая часть заявлений о признании гражданина банкротом была оставлена судами без движения из-за недостатков в документах. Среди них даже заявления от профессиональных кредиторов — банков. Основные ошибки: недостаточность представленных сведений, неуведомление должника, неуплата госпошлины, невнесение на депозит суда 10 тыс. руб. для вознаграждения управляющему.

Кредиторы ошибаются даже в сумме долга, достаточной для возбуждения дела. Павел Герасимов рассказывает, что банкротить граждан пытаются с суммой, близкой к необходимой по закону,— 400-450 тыс. руб., а порой встречаются и совсем удивительные заявления — например, ООО «Текс-Колор Краснодар» попросило обанкротить Дьякову С. В. с долгом всего 63 тыс. руб. Артур Трапицын уточняет, что сроки рассмотрения дела будут зависеть и от платежеспособности должника: «Если имущества нет, то и процедура будет быстрой. Но если должник такой, как Кехман, суды могут длиться долгие годы».

Олег Пермяков обращает внимание, что установленное вознаграждение управляющего «в отдельных случаях может не покрыть даже почтовых расходов», а если управляющий или один из кредиторов обратится за услугами к третьим лицам без одобрения собрания кредиторов и суда, расходы не возмещаются за счет должника и его имущества. «Кто захочет финансировать процедуру за свой счет без какой-либо надежды на компенсацию?» — недоумевает господин Пермяков.

На этом финансовые проблемы банкротства граждан не заканчиваются. Исходно предполагалось, что дела будут вести суды общей юрисдикции (СОЮ), где размер госпошлины ниже, чем в арбитражных судах. По словам Эдуарда Олевинского, пошлина в случае обращения в СОЮ с заявлением о банкротстве составляла бы 300 руб., как для заявлений имущественного характера, не подлежащих оценке. После передачи дел в ведение арбитражным судам пошлина достигает 6 тыс. руб. Кроме того, сумма долга, от уплаты которого гражданин освобождается, считается его доходом, а потому облагается налогом по ставке 13%. Исключений для процедуры банкротства пока нет. Господин Олевинский отмечает, что, если эти перекосы будут устранены, желающих подать заявление о банкротстве станет намного больше.

«Около 90% процедур будут завершаться реализацией имущества банкрота»

Максим Дегтярев, вице-президент Сбербанка

— Как Сбербанк оценивает количество своих должников-физических лиц, к которым может быть применена процедура банкротства?

— Общее количество граждан-должников, в отношении которых банк вправе подать заявление о банкротстве (долг более 500 тыс. руб., просрочка более трех месяцев), достаточно велико — несколько десятков тысяч. Но это не означает, что Сбербанк воспользуется своим правом на обращение в суд, мы будем взвешенно подходить к инициированию процедур банкротства. При этом необходимо учитывать, что показатель не отражает в полной мере количество заемщиков банка, в отношении которых может быть инициировано банкротство, так как сами граждане могут подать заявление о собственном банкротстве вне зависимости от размера их задолженности.

— Сколько заявлений о банкротстве граждан банк подал по всей стране и каковы их долги?

— На настоящий момент Сбербанк подал около 200 заявлений о банкротстве граждан, общий размер их задолженности составляет примерно 17 млрд руб. В Москве был пилотный проект, поэтому здесь подано наибольшее количество заявлений — 57. В других территориальных банках распределение более или менее равномерное.

— У скольких из этих 200 должников долги обеспечены залогами имущества (недвижимость, акции)?

— Примерно треть кредитов таких должников является обеспеченной. Я думаю, что и дальше в большинстве случаев процедура банкротства будет вводиться нами в отношении поручителей или должников, не имеющих обеспечения. Если по кредиту есть существенное обеспечение, гораздо проще и быстрее урегулировать долг во внесудебном порядке.

— К каким должникам банк подает заявления и от чего это зависит?

— Процедуры банкротства инициируются в первую очередь в отношении поручителей по кредитам юрлиц. Как правило, это бенефициары или руководители бизнеса. Их количество сопоставимо с общим числом дел о банкротстве юрлиц, в которых участвует Сбербанк (более 2 тыс.). Безусловно, банк намерен инициировать процедуры банкротства и иных граждан, но их объем зависит от того, сколько заявлений о банкротстве будут подавать сами должники и насколько оперативно арбитражные суды будут проводить процедуры банкротства. Подача заявления зависит не только от размера долга, но и от характера и стоимости обеспечения по кредитному обязательству, кредитной истории заемщика, возможностей реального восстановления его платежеспособности.

— Сбербанк планирует вводить в отношении должников реструктуризацию долгов или реализацию имущества?

— Исходя из той модели, которую избрал законодатель, первоначально в отношении граждан вводится процедура реструктуризации долгов, в рамках которой либо утверждается план реструктуризации, либо происходит переход к реализации имущества. Мы предполагаем, что для граждан соотношение процедур будет сопоставимым с юрлицами, то есть около 90% процедур завершатся признанием должника банкротом и реализацией имущества.

— Есть ли уже определения суда о признании обоснованными требований Сбербанка о банкротстве граждан?

— Для этого пока прошло недостаточно времени. Как правило, первое заседание суда по большинству дел назначается через месяц после принятия заявления к рассмотрению. Полагаем, что такие определения в значительном количестве будут появляться через одну-две недели.

— Сколько по времени может занять вся процедура? Согласится ли банк на максимально возможный срок плана реструктуризации три года?

— По предварительной оценке, в случае введения процедуры реализации имущества общий срок составит около полутора лет. Трехлетний срок реструктуризации в принципе может быть принят банком, решение будет зависеть в каждом конкретном случае от возможности должника платить и наличия у него имущества.

За месяц работы норм о персональном банкротстве ими воспользовалось не так много граждан и кредиторов. Объясняться это может просто недостатком информации о новой процедуре, ее рисках и преимуществах. Рассмотрим три наиболее частые ситуации: заявление о банкротстве от бизнесмена, от банка-кредитора и от обычного гражданина.

И, наконец, личное банкротство обычного гражданина с потребительским кредитом или ипотекой. Оно возможно при любом размере долга, но в ряде случаев не имеет смысла. Помимо 10 тыс. руб. для финансового управляющего нужно будет найти деньги на погашение расходов для ведения процедуры. Точный их размер не установлен, но, по словам арбитражных судей, это около 100 тыс. руб. То есть если ваш долг меньше или даже в несколько раз больше 110 тыс. руб., то лучше отказаться от идеи банкротства. Обнадеживает то, что сами банки не заинтересованы в банкротстве мелких должников, поскольку затраты могут превысить экономический эффект от возврата кредита. Еще важно помнить, что если ваша квартира в залоге по ипотеке, то личное банкротство создает угрозу оказаться на улице.

Относительно безболезненно через банкротство смогут пройти граждане, бравшие кредиты без залога и не имеющие слишком много личной собственности. Кроме того, такие должники могут получить козырь для переговоров с кредитором. Обнародовав намерение подать на собственное банкротство (по завершении которого предполагается прощение всех оставшихся непогашенными долгов), гражданин может подстегнуть банк к пересмотру процентных ставок, списанию штрафов или увеличению срока возврата кредита.

Игорь Вышегородцев, директор воронежского филиала СРО арбитражных управляющих «Авангард»

По данным КАД, на одного и того же должника нередко поступает несколько заявлений о банкротстве — как от одного кредитора, так и от разных. Эдуард Олевинский связывает это с тем, что заявитель хочет иметь не только электронное сообщение о принятии поданного через «Мой арбитр» заявления, но и отметку суда на бумаге. «Другая причина — неразбериха с часовыми поясами, когда должник и кредитор находятся в разных местах и 1 октября для них настало неодновременно. Кроме того, возможно, что в каких-то случаях кредиторы не пожелали согласовывать между собой действия. Либо кредитор полагает, что если он подаст несколько заявлений о банкротстве должника по разным основаниям, то он минимизирует риски признания заявлений необоснованными»,— полагает господин Олевинский.

ntttu0412u044b u043du0435 u0430u0432u0442u043eu0440u0438u0437u043eu0432u0430u043du044b u043du0430 u0441u0430u0439u0442u0435.ntt ntt

ВС разрешил банкротить должника без судебного акта о долге

Банк попросил о реструктуризации долгов одного из своих заемщиков, но не просудил долг. Из-за этого производство по заявлению прекратили. Но Верховный суд с этим не согласился.

Банк «Солидарность» в сентябре 2020-го обратился в суд с заявлением о банкротстве одного из своих заемщиков — Игоря Сюзева. Заявитель попросил о процедуре реструктуризации долгов, а также потребовал включить в реестр его требование почти на 3 млн руб., обеспеченное залогом земельного участка под строительство жилого дома. Этот участок принадлежал совместно Сюзеву и его супруге.

Три инстанции прекратили производство по делу (№ А55-24682/2020). Требования кредитора не подтверждены вступившим в законную силу судебным актом, указали суды, а кроме того, между кредитором и должником имеется спор о праве: Автозаводский районный суд Тольятти слушает иск Сюзевых о признании кредитного договора частично незаключенным.

Банк обратился в Верховный суд. Юристы «Солидарности» настаивают, что у банка есть возможность подавать заявление о банкротстве должника без «просуживания» долга. Кроме того, заявитель обращает внимание и на злоупотребление Сюзевым процессуальными правами: супруги обратились в районный суд с иском по кредитному договору только через много месяцев после того, как в суд поступило заявление о банкротстве. По мнению банка, они сделали это специально для затягивания процедуры банкротства.

Экономколлегия проверила доводы жалобы, отменила решения нижестоящих судов и вернула дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области. Таким образом, суду все-таки придется рассмотреть заявление «Солидарности» о банкротстве Сюзева.

От третьего лица

Два года назад банки получили право банкротить должников в упрощенном порядке, минуя предварительное обращение в суд с иском о взыскании долга. Однако в настоящее время круг кредиторов с такими привилегиями расширился, и банки столкнулись с жесткой конкуренцией в борьбе за контроль над банкротством должников. Споры дошли до Верховного суда РФ.

Инициировать банкротство должника в упрощенном порядке сможет любой, кто получил права требования к должнику по банковской сделке, что может стать для банков серьезной проблемой

Артем Кукин, Ольга Плешанова, юридическая фирма «Инфралекс»

Этим решением ВС затруднил упрощенный порядок инициирования дел о банкротстве и получения контроля над процессом. Решение было вынесено в интересах банка, пострадавшего от упрощенного порядка. Парадокс, однако, в том, что до недавнего времени именно банки выступали главными и успешными лоббистами упрощенного порядка, полагая, что с его помощью смогут гарантировать себе контроль над банкротством должников.

Контроль над процессом банкротства неизменно представляет ценность. Борьба идет за кандидатуру арбитражного управляющего, за контрольный пакет голосов на общем собрании кредиторов. Методы используются различные: искусственное создание задолженности, инициирование процесса банкротства в обход иных кредиторов, «самопальное» банкротство, то есть подача заявления самим должником.

Шанс контролировать процесс банкротства обычно выше у тех, кто выступил его инициатором.

Радость банков, однако, длилась недолго: упрощенный порядок инициирования дел о банкротстве оказался не только у них. Вначале он распространился на банкротство граждан — закон вступил в силу 1 октября 2015 года. Последствия этого в полной мере ощутил банк «Зенит», которому в поисках защиты пришлось дойти до ВС. ВС же в этом деле стал на сторону банка, усложнив упрощенный порядок, а в другом деле позволил пользоваться упрощенным порядком не только банкам, лишив их привилегированного положения.

Громким стало определение ВС от 12 октября 2016 года по делу ООО «Евразийская торговая компания». Эта компания приобрела у Абсолют-банка права требования к должнику, АО РБП, на сумму около 860 млн руб. «Просуживать» долг торговая компания не стала, а сразу подала заявление о банкротстве должника. Арбитражные суды трех инстанций оставили заявление без рассмотрения: торговая компания не является банком и потому не вправе инициировать дело о банкротстве в упрощенном порядке. ВС рассудил иначе: коль скоро торговая компания получила права требования к должнику от банка, то она получила весь объем прав, включая привилегии в делах о банкротстве.

Эту проблему ВС затронул в двух недавних документах — в постановлении пленума от 22 ноября 2016 года N54 об исполнении обязательств (постановление N54) и специальном Обзоре судебной практики по банкротству, утвержденном президиумом ВС 20 декабря 2016 года. ВС запретил свободно погашать чужие долги по ст. 313 ГК, но только после того, как в отношении должника уже введена процедура банкротства (наблюдение, внешнее управление и т. д.). В этих случаях, указал ВС, долги должны погашаться исключительно по правилам закона о банкротстве, имеющим приоритет. Такое разъяснение, впрочем, не решает главную проблему: можно ли ограничить свободу скупки долгов и перехвата инициативы до возбуждения дела о банкротстве?

Более универсальное разъяснение ВС попытался дать в п. 21 постановления N54: переход прав кредитора к третьему лицу может быть признан несостоявшимся, если будет доказана недобросовестность этого лица, его намерение причинить вред кредитору либо должнику. Доказать такое намерение, однако, всегда сложно. В качестве примера злоупотреблений ВС приводит неполное погашение требования, но это наиболее простой случай: ст. 313 ГК прямо запрещает лицу, получившему только часть прав кредитора, использовать их в ущерб этому кредитору. А для ситуаций, когда долг по отдельно взятому кредитному договору третье лицо погашает полностью, универсального решения ВС пока не нашел.

Банки открыли «охоту» на крупных должников-банкротов

Банки открыли

МОСКВА, 2 ноября. /корр. ТАСС — Наталья Старостина/. С момента вступления в силу закона о банкротстве физических лиц прошел месяц. Первыми жертвами банкротства оказались крупные бизнесмены, поручители по корпоративным кредитам своих компаний, задолжавшие банкам миллионы и миллиарды рублей, а не валютные ипотечные заемщики или владельцы многочисленных кредитных карт, как прогнозировали эксперты.

Банкроты-знаменитости

В первые же дни после вступления закона в силу уведомления о своем возможном банкротстве получили довольно известные люди: основатель фруктовой компании JFC Владимир Кехман, возглавляющий также Новосибирский театр оперы и балета, а также экс-сенатор от Республики Алтай и отец известной певицы Алсу Ралиф Сафин. Кроме того иск о банкростве получил и бывший владелец Черкизовского рынка, руководитель группы АСТ Тельман Исмаилов.

Все эти люди выступали прямо или косвенно поручителями по кредитам, которые брали в банках принадлежащие им компании.

Иск о банкротстве на Владимира Кехмана подал Сбербанк. Бизнесмен должен банку более 4,5 млрд рублей, которые в качестве кредитов получила его компания JFC, обанкротившаяся еще в 2012 году.

Банк «Зенит», принадлежащий нефтяной компании «Татнефть», подал иск о банкротстве на Ралифа Сафина. Его девелоперская компания «Марр капитал» периодически брала кредиты в «Зените» на строительство тех или иных объектов недвижимости.

Банк Москвы 9 октября подал иск о признании банкротом бизнесмена Тельмана Исмаилова. Компания КБФ АСТ, входящая в группу АСТ Тельмана Исмаилова, задолжала Банку Москвы 213,3 млн долларов.

По заявлению банков

Помимо заемщиков с громкими фамилиями, в очередь на банкротство попали поручители по корпоративным кредитам и более мелких компаний. Граждане, набравшие в разных банках по несколько потребительских кредитов или оформивших по пять-шесть кредитных карт, пока не вызывают у финансистов интереса, чтобы начинать их банкротить.

Больше всего исков на банкротство должников подготовили госбанки. Как рассказали ТАСС в пресс-службе Сбербанка, за октябрь банк подал в суды более 140 заявлений граждан на общую сумму свыше 17 млрд рублей. В основном это были заявления о банкротстве поручителей по кредитам юридических лиц, отметили в банке.

Вместе с этим, в Сбербанке добавили, что подавали и заявления о банкротстве заемщиков по ипотечным кредитам и заемщиков, предоставивших иные ликвидные залоги.

Банк ВТБ24 отобрал за октябрь 20 должников по проблемным кредитным сделкам, по шести должникам арбитражные суды уже возбудили производства по делам о банкротстве. Общая сумма их задолженности перед банком составила — 3,5 млн рублей.

Банк «Уралсиб» подал на банкротство всего два заявления на своих региональных заемщиков, которые задолжали ему 50 млн рублей, а Райффайзенбанк — одно заявление о банкротстве. Все заявления банков поданы по корпоративным кредитам, по которым должники выступают поручителями.

Личные инициативы граждан

Но не только банки воспользовались законом о банкротстве. Заемщики также стали готовиться к процедуре банкротства. Как рассказали в пресс-службе банка ВТБ24, за октябрь банк имел информацию о 71 должнике, которые воспользовались новым законом, и в октябре подали заявление о своем банкротстве. Это заемщики из разных регионов страны, у каждого из которых имеется по несколько кредитных обязательств, в среднем по 2 — 3 кредита (в основном это кредиты наличными и кредитные карты с относительно небольшой суммой долга), рассказали в банке, отметив, что должников с ипотечными обязательствами, в т. ч. валютными, среди них нет.

В Сбербанке пока не сообщили о том, сколько их заемщиков решили подать на собственное банкротство. «Поскольку нормы о банкротстве граждан вступили в силу только 1 октября 2015 г., первые заседания по поданным в октябре 2015 года заявлениям о признании банкротами граждан — должников Сбербанка должны состояться в ближайшие недели. После этого можно будет проанализировать информацию о таких делах и сделать предварительные выводы», — сказал представитель Сбербанка.

В свою очередь, банк «Уралсиб» узнал о том, что десять его поручителей по корпоративным кредитам подали заявления о банкротстве. Их совокупный долг перед банком составляет 540 млн руб.

«Все заявления поданы в регионах, в Москве и Московской области таких нет. Общей причиной подачи всех этих заявлений усматривается cтремление уклониться от исполнения своих обязательств перед банком», — считает руководитель главной исполнительной дирекции корпоративного управления и правового обеспечения банка «Уралсиб» Нина Семина.

Банкротство без спешки

Остальные кредитные организации пока не спешат банкротить заемщиков. В Росбанке, Связь-банке, Абсолют банке, Московском кредитном банке (МКБ), СМП Банке ТАСС сообщили, что не подавали ни одного заявления о банкротстве своих должников.

«В ближайшее время мы не планируем активно прибегать к процедуре банкротства, поскольку акцентируем внимание на качественной организации досудебной работы с просроченной задолженностью», — сообщил директор департамента розничного бизнеса МКБ Александр Шорников.

По его словам, по розничным должникам приоритетом в работе остаётся судебно-исковое производство.

«Степень эффективности процедуры банкротства физических лиц можно будет оценить, когда станут известны результаты рассмотрения соответствующих дел и степень удовлетворения требований кредиторов в рамках этих дел», — говорит вице-президент СМП Банка Ирина Данилина, отмечая, что пока таких результатов нет.

По словам директора департамента по работе с проблемными активами Связь-банка Сергея Акинина, остается надеяться, что институт «потребительского банкротства» справиться с поставленными перед ним задачами по избавлению от долгов добросовестных граждан в ходе одного процесса, предоставив для расчета с кредиторами свое имущество, а также будет способствовать эффективному взысканию кредиторами долгов с неисправимых должников-физических лиц.

Оцените статью
Добавить комментарий